методологический баттл:
как изучать ютуб
курс «видеоблогинг: представление себя другим»
онлайн-школы интернет-исследований'18
Мы заканчиваем образовательную часть нашего курса и хотели бы подвести небольшую черту под всеми разговорами и методах, теориях и концепциях. Этот необычный формат занятия родился, как и положено, в споре об истине: мы, тьюторы курса, обсуждая видеоблоги, не смогли прийти к единому мнению о том, как же всё-таки мы должны исследовать ютуб и блогеров? Было так интересно, что мы решили придержать коней и перенести этот застольный спор в публичное поле.

Предлагаем вам поучаствовать в нашей битве и прочитать свой «рэп» или станцевать «хип-хоп» о методологии изучения видеоблогов. Йоу! Если запишете ролик, присылайте его нам.


Вот список самых спорных вопросов, которые мы решили обсудить:
1
Что мы считаем видеоблогом, а что нет? Стоит ли нам использовать более широкое понятие «канал»? В чём отличия видеоблога от канала?
2
Стоит ли при исследовании ютуба анализировать видео и вникать в детали монтажа или можно ограничиться описанием контекста и взаимодействий пользователей?
3
Что такое «жанр» в рамках ютуба?
Как стоит делить видео ютуба на жанры?
«как изучать ютуб»
Ирина «видос» Ксенофонтова

Когда мы говорим о ютубе, мы, конечно, подразумеваем видео. Мы все понимаем, что это не что-то кардинально новое, потому что раньше было кино, были любительские камеры, были текстовые блоги с фотографиями. Но мы должны согласиться с тем, что сейчас видео — это новый текст. Это связано и с увеличением скорости закачки и просмотра; и с тем, что в смартфонах появились приличные камеры и способы смонтировать видео прямо на ходу; и, возможно, с тем, что видео даёт наибольший эффект присутствия.

Мой тезис заключается в том, что для лучшего понимания специфики видеоблога нам необходимо понимать, как он сделан технически. Монтаж (или его отсутствие) — это важная единица анализа. Новый режим публичности — это граница между публичным и приватным. Что показывает человек, какую часть повседневности он презентирует, транслирует аудитории, а что смело вырезает, оставляя за кадром? Какие приёмы использует, чтобы зритель оставался с ним, оставался вовлеченным? Почему видео «на коленке», лишенные монтажа, набирают такую же популярность, какую набирают блоги, сделанные практически в тв-формате? И, наконец, почему всё-таки именно видео?

При этом, я согласна с тем, что здесь существует более широкий контекст, который тоже нужно изучать, понимая, что блог без аудитории ничем не отличается от просто хранилища видео. Как только появляется оживленный и сиюминутный онлайн-диалог между зрителем и автором, которые в ютубе находятся на горизонтали — мы получаем специфику, которой не было в кино, которой не было в эпоху телевидения.

Сюда уже подтягиваются другие features ютуба как платформы — это и «лайки», которые были валютой и перестали ей быть, обесценившись беспощадной коммерцией; это и просмотры, которые также имеют свою внутреннюю структуру и свои правила, которые мы можем узнать, расспросив аудиторию — а как вы смотрите ютуб; это и механизм социальной сети, когда блогеры ссылаются на других блогеров не только при помощи гиперссылок, но и с помощью видео, в которых они могут упоминать друг друга или даже намекать друг на друга (что очень сложно посчитать технически).
Константин «пока не придумал» Габов

Я бы ответил максимально коротко: первые два вопроса слишком приземлённые и частные, так сказать, it depends. Вопрос о жанрах, наоборот, слишком комплексный для такого формата. Делить, естественно, стоит, это природа нашего сознания — мы не можем оставить какую-то совокупность объектов «бесформенной кучей». Принципы этого деления должны выстраиваться исходя из некоторых С другой стороны, для решения частных исследовательских задач можно воспользоваться какой-то конвенциональной интуицией, например, о том, что такое жанр распаковки. Естественно, существует вопрос о границах со смежными жанрами (например, обзорами), некоторая историческая динамика жанра и т. п., однако в случае решения узкой задачи это может быть не так важно.

Если же отвечать чуть более подробно, то мне кажется, перед тем, как что-то исследовать, особенно если заниматься этим из своего собственного интереса к этому, нужно для начала понять, на какой базовый, личный, может быть «экзистенциальный» вопрос ты ищешь ответ. В случае видеоблогеров у меня он такой: «почему люди начинают настолько массово показывать для всех свою жизнь, высказывать свои мысли и т. п.?». В более обобщенном виде я его понимаю как вопрос о «механике публичности в ютубе». А вокруг этого уже выстраивается вся необходимая исследовательская машинерия.

Наша социальная реальность переполнена формами, которые мы не рефлексируем в ходе нашей повседневной жизни, но в которых мы живем и которые составляют фон всей нашей жизни. Наука устроена схожим образом: что-то должно оставаться фоном для того, чтобы фокус не размывался. В связи с этим, вопросы, поставленные на батл, относятся к разряду инструментальных, то есть таких которые должны поддерживать фокус, если это необходимо.

Например, для ответа вопрос о том, почему среди топовых русскоязычных ютуберов нет фигур публичных интеллектуалов вряд ли придется заниматься анализом монтажа, а вопрос о жанрах и каналах окажется достаточно переферийным, поскольку главной проблемой здесь будет концептуальное определение того, кто такой публичный интеллектуал, а также сравнение с тем, как они существуют на других интернет платформах.
Геля «плюсик» Козловская

Большой вопрос, который интересует меня в связи с ютубом, это то, по какому принципу и на каких основаниях те или иные явления социальной жизни попадают или не попадают в данный онлайн-видео формат и функционируют в этом качестве. С точки зрения контента ютуб видится мне своего рода безразмерным чёрным ящиком, который содержит в себе невероятное разнообразие форм социальной реальности, но очертить границы которого при этом невозможно. Жанры, которые мы можем обнаружить в народных классификациях и в популярных подборках, которые оказываются наиболее востребованными у аудитории и о которых чаще всего говорят в сми в связи с топовыми блогерами, в действительности представляют собой только вершину айсберга. Основной же массив, невидимая «подводная» часть — это бесчисленное множество низовых видео-практик, которые также можно группировать по жанровому принципу, причем набор жанров здесь выходит далеко за пределы топовых десяток или двадцаток и настолько широк, что кажется бесконечным. Узнать о существовании того или иного жанра или формата можно либо случайно, например, просматривая подборки видео на отдельных каналах или списки рекомендаций, либо по целенаправленному запросу (или и путем подбора слов и словосочетаний в поисковой строке). То есть не существует никакого внешнего списка или перечня, и вообще четкого ориентира, на который можно было бы опираться при поиске. Если топовые жанры во многом наследуют телевизионным форматам (хотя, конечно, далеко не во всем и не всегда), то внетоповые часто представляют собой фольклорные практики или репрезентацию реалий той или иной социальной среды. Поэтому исследование этих закоулков ютуба требует задействование фантазии, как и везения.

Таким образом, категоризация контента ютуба по жанровому принципу, составление перечня, каталога жанров для меня это в первую очередь попытка нащупать базовые принципы, по которым вообще формируется эта онлайн-видео реальность.

Я считаю, что монтаж и другие инструменты и способы обработки видео, а также технические особенности платформы, доступные пользователям, должны учитываться и включаться в анализ, когда мы изучаем взаимодействие пользователей на ютубе. При этом я предлагаю рассматривать их в первую очередь с точки зрения того, какие новые возможности они предоставляют для организации онлайн (и оффлайн) взаимодействия, то есть как они его структурируют и какие ограничения накладывают. В этом смысле видеоанализ как самостоятельный метод может быть использован в конкретных случаях, но это совершенно не обязательно.

Использование слова «канал» в исследовании кажется мне удачным в качестве инструментального понятия на начальном этапе, потому что он является технической особенностью платформы, а значит, существует объективно. Видеоблог же, как кажется, это уже нечто концептуальное, предполагающее некоторую связность, целостность (хотя эти характеристики иногда относятся и к каналу). В любом случае, поскольку оба этих слова наполняются разными смыслами для разных пользователей, задача исследователей первоначально состоит в том, чтобы выловить эти смыслы и на их основе выработать эмпирически и теоретически обоснованные определения понятий.
Александр «жми лайк» Суслов

Разговор о ютубе сопротивляется описаниям, поскольку явления, которым мы пытаемся дать имена, слишком подвижны. Эта текучесть спасает ютуб от захвата тем аппаратом высокой культуры, который как раз отлично подцепляет новое искусство по таким ярлычкам как «жанр», «стиль», «автор» и дихотомия «плохое / хорошее». Это очень хитрый аппарат, он успешно пережил пост-модерн и прекрасно себя чувствует в эпоху адорнианской «культурной индустрии». Мы приятно сидим в его тени и говорим, что высокой и низкой культуры больше нет, что комиксы это тоже искусство, и Mario Bros, да и телепередача «Дом-2» вполне искусство, но границы все равно очерчены, следовая полоса в порядке, КПП исправно работают. Соблюдая ритуалы иронии, мы продолжаем ранжировать и разбивать по категориям. Ироничное выдавливание из себя по капле Вазари и Белинского может занять много времени. Ютуб, хоть и несет в себе изрядный кусок индустриального формата в своей ДНК, продолжает быть территорией нарушения смыслов, категорий, стиля и регистров. Похоже на гоффмановскую Центральную больницу, которая с одной стороны, конечно, место изоляции и наказания, но с другой стороны — это гораздо более свободное общество, чем-то, которое живет по ту сторону забора психлечебницы. Я не очень верю в жанры ютуба как существующее явление — жанр, конечно, есть, мы видим его признаки, видео с анбоксингом будет похоже на видео с другим анбоксингом. Но создавая жанр, мы начнем подбирать, или скорее даже придумывать ему признаки. Мы начнем его дополнять — это анбоксинг, но с элементами ASMR (если автор начал вдруг шептать), или это летсплей, но с лайфстайлом (потому что ведущий вещает «за жизнь» и учит как с девушкой знакомиться, но при этом в игру играет). Поэтому я больше верю в «ключевые слова» — их комбинация позволяет точнее описать конкретное видео, не прибегая к жанровой системой. Ведь классическая танка — это пять строк, в которых 31 слог. А классический челендж это что? Нет ответа. Ключевые слова уже работают в параллельной ютубу видеовселенной — в порно. Как правило, человек не хочет «просто порно», или порно «гетеросексуального порно». Он хочет, чтобы это были «Мой маленький пони», только трансгендеры, с оральным сексом и Карлсоном. И человек будет забивать эти слова в поиск, потому что жанровым аппаратом невозможно здесь пользоваться. А исследователь даже не сможет подобрать для этого видео термина, кроме как «порно с мультяшками». Нам остается изучать отдельные кирпичи-теги — это сложней и явно многословней, зато картина будет точнее. Это работает не только с видео, можно взять московскую ресторанную культуру, в которой «Чайхона № 1» будет вроде как местом узбекской кухни, но там в меню будут еще суши, паста карбонара, борщ и торт «Медовик». Наверняка еще и мохито есть. Что в таком случае нам даст изучение жанра «узбекское кафе в Москве»? Теги — вот что даст нам всё.

Монтаж как предмет анализа может увести в сторону искусствоведческой экспертизы, но если держать себя в руках — это будет полезно. Возьмем, к примеру, живопись: картины Вермеера отличают необыкновенная точность в передаче оттенков света, которую человеческий глаз обычно не улавливает. Может быть, это какой-то художественное послание зрителям. А может, это близкое знакомство Вермеера с выдающимся оптиком Антони ван Левенгуком (последний даже стал душеприказчиком художника) — и тогда мы можем выдвинуть гипотезу, что Вермеер мог иметь доступ к лучшим линзам своей эпохи и, таким образом, рисовать с помощью камеры-обскуры (которая как раз помогает на проекции получить очень четкое, почти HD-качества, изображение). Такое небольшое исследование биографии и творческого метода позволит нам сделать микровывод — например, что использование оптико-механических средств художником считалось социально приемлемым или что, наоборот, это было общественно-порицаемая практика, поэтому Вермеер никаких свидетельств по использованию камеры-обскуры и не оставил. Делаем прыжок обратно в ютуб — монтаж и само видео решают, потому что говорят иногда больше, чем контекст. К каким технологиям имел доступ ютубер? Что он явно подсмотрел и где он это подсмотрел? Что он включает в кадр? Будет ли он вырезать монтажом бабушку, которая пришла звать его есть вареники, или сочтет, что это приемлемо показать и оставит в видео?

Видеоблог и канал — вещи разные. Вспомним санитаров в нашей психушке — они всегда здесь: канал получает три страйка, канал удаляется. Канал будет тем костром, вокруг которого рассказывают истории — он точка сбора, люди вокруг костра и рассказчик, один или несколько. На канале могут рассказываться разные истории: просто нарезка видео с регистраторов или песни советской эстрады 70-х, или финский мужик давит вещи гидропрессом, или просто там будет одна история — хоумвидео от Васи и Маши с юбилея свадьбы, город Сасово, июнь 2017. Затушив костер, можно потерять аудиторию — поэтому топовые ютуберы любят зажигать запасные костры-каналы. Видеоблог может быть одной из историй, рассказанных у этого костра, но главное в мне, мне кажется, высказывание и автор, тот самый, который хотел нам что-то сказать. Вот Мария и Василий ничего такого нам сказать не хотели, они просто залили видео, чтобы дядя Коля из Саранска посмотрел на них, ведь в июне 2017 он так и не смог доехать до Сасова.
вика «кому всё это надо» бордукова

Почитала вышенаписанные реплики: нравится подход анализа монтажа как искусствоведческая экспертиза (с такой стороны кажется обязательным включать анализ монтажа, качества картинки и замороченности автора на этом, наряду с самим контентом), нравится вопрос о приватности и публичности, о кадре и закадровости, о видео — новом тексте.

Мой личный вопрос — кто всё это смотрит? Вопрос об аудитории блогеров для меня самый интересный, ведь популярность платформы не объясняется поверхностно: усталостью от ТВ или новизной формата. Мне кажется, что причины глубже и разнообразнее, зависят от каждого конкретного зрителя. Интересно, как будет развиваться история ТВ vs Ютуб дальше. Наблюдение за частной жизнью других не новый формат, однако, в виде влогов он набирает всё бОльшую популярность. Кому это интересно и почему?

Говоря о жанрах, кажется, что это понятие трудно применить к настолько многогранному объекту как видео, а уж тем более к каналу. Да, можно очертить примерные категории и выявить некоторые их характерные черты, однако, список этих характеристик вряд ли получится сделать исчерпывающим, а один и тот же ролик сможет попадать в несколько категорий одновременно смешивая в себе несколько жанров сразу.

В вопросе что мы считаем видеоблогом для меня определяющим фактором является авторство. Кто создатель? Если автор сам создаёт видео, продумывает их и монтирует, то в моём представлении это видеоблог. Если же над видео работает команда профессионалов, то это уже скорее онлайн передача, которая имеет свой сценарий, красивую картинку и выступает альтернативой телевизионным каналам. Канал на ютюбе — площадка для размещения видео, понятие более широкое чем видеоблог. Стоит отметить, что у всех зарегистрированных пользователей ютюба есть свой канал на платформе хоть и пустой. В то время как видеоблог есть только у тех пользователей, которые зарегистрированы, активно снимают ролики и выкладывают их на платформу. Не совсем понятно, что может привнести анализ монтажа в работы по исследованию ютюба. Такой анализ требует определенных специфических знаний в этой области. Выбор того или иного монтажа остаётся исключительно за создателем канала, который публикует видео. Для зрителя в свою очередь важна регулярность публикаций, актуальный и интересный для него контент.
Антясова «всегда онлайн» Юлия

В вопросе что мы считаем видеоблогом для меня определяющим фактором является авторство. Кто создатель? Если автор сам создаёт видео, продумывает их и монтирует, то в моём представлении это видеоблог. Если же над видео работает команда профессионалов, то это уже скорее онлайн передача, которая имеет свой сценарий, красивую картинку и выступает альтернативой телевизионным каналам.

Канал на ютюбе — площадка для размещения видео, понятие более широкое чем видеоблог. Стоит отметить, что у всех зарегистрированных пользователей ютюба есть свой канал на платформе хоть и пустой. В то время как видеоблог есть только у тех пользователей, которые зарегистрированы, активно снимают ролики и выкладывают их на платформу.

Не совсем понятно, что может привнести анализ монтажа в работы по исследованию ютюба. Такой анализ требует определенных специфических знаний в этой области. Выбор того или иного монтажа остаётся исключительно за создателем канала, который публикует видео. Для зрителя в свою очередь важна регулярность публикаций, актуальный и интересный для него контент.
Антон «AdBlock» Костин

1. Для определения разницы между каналом и видеоблогом я использую концептуализацию из статьи Тревора Пинча «The Invisible Technologies of Goffman's Sociology». Канал — это указание на инфраструктуру ютуба, а видеоблог — на его контекст (фрейм). Работающий канал на ютубе создает возможности для работы видеоблогеров. Однако он же создает границы этой работы. И здесь открывается конфликт фрейма и инфраструктуры. Что вы можете разместить у себя на канале, а что технически невозможно туда загрузить, во многом определяет инфраструктура. Например, как отметила в своём рассказе Джин Бёрджесс, это нарушающий копирайт контент, который автоматически распознается и маркируется. В этом смысле контент пропускается через технологическое «сито», с которым вынуждены иметь дело видеоблогеры. Например, придумывать способы обхода фильтрации контента. Вообще исследование взаимодействия между инфраструктурами и фреймами на ютубе обещает интересные результаты.

2. Вопрос о технологии и контексте раскрывается через ответ на первый вопрос. Если нас интересует инфраструктура (канал), то да, непременно нужно анализировать видео и вникать в технические детали. Если мы исследуем только фрейм (видеоблог), то можно ограничиться описанием контекста.

3. Я буду использовать модель кода для объяснения того, что происходит с развитием ютуба и его жанровой спецификой. Ютуб — это компилируемое ядро вроде Линукса, в котором происходят постоянные процедуры копирования, распространения и модификации видеороликов. Иногда происходит инкапсуляция элементов, которые претендуют на жанровую автономность. В духе идеи, высказанной Джароном Ланье, инкапсуляция делает развитие жанра целенаправленным, что предполагает его качественное развитие. Тогда мы получаем жанр, который с легкостью переносится на другую платформу (миграция стримеров на твич). В то же время свободное и открытое развитие ютуба в духе культуры семплирования и мэшапа гарантирует количественную прогрессию появления новых роликов, комбинирование «всех видео со всеми» и благодатную почву для прорастания новых жанров.
март-май 2018

клуб любителей интернета и общества


курс о видеоблогерах в онлайн-школе интернет-исследований
тьюторы: Константин Габов, Ксения Бабушкина, Ирина Ксенофонтова, Ангелина Козловская
редактура и вёрстка: Маша Мурадова