ДАЙДЖЕСТ КЛУБА ЛЮБИТЕЛЕЙ ИНТЕРНЕТА И ОБЩЕСТВА
десятый ВЫПУСК
#10
В клубе любителей интернета и общества мы обсуждаем исследования, проводим мероприятия, читаем статьи. Мы решили собирать эти материалы и рассказывать о них более развёрнуто, чтобы вместе разбираться в том, что сейчас происходит в интернет-исследованиях.
Оглавление
Новости
что интересного опубликовали, изучили и сделали коллеги в области Internet Studies
***
В Science вышла статья исследователей из MIT о том, как в твиттере распространяются fake news. Авторы проанализировали 126 тысяч информационных сюжетов, которые с 2006 по 2017 распространили ~3 миллиона пользователей твиттера. Разделив их (при помощи фактчекинговых агентств) на правдивые и ложные, исследователи оценили скорость их перемещения и охват аудиторииа и проанализировали комментарии, которыми эти сообщения сопровождались. Исследователи пишут, что fake news не только распространяются быстрее, выше и сильнее «обычных новостей», но и обладают внутренней иерархией популярности: успешней всего по твиттеру расходятся именно политические фейковые сюжеты. Причём авторы подчёркивают, что аккаунты-боты не сильно влияют на это: даже если отбросить весь контент, который они производят, fake news всё равно будут опережать достоверную информацию по охвату. Больше узнать о дизайне и выводах этого исследования можно на сайте Science.

***
Тем временем Pew Research Center выложил исследование об источниках информации, которыми делятся пользователи твиттера. Pew изучил 9,7 миллионов твитов о миграции написанных за первый месяц президентства Трампа. Из тех твитов где были ссылки — 75% ссылались на СМИ (в том числе это были твиты, написанные СМИ), а процент ссылок на «фейковые сайты» оказался совсем незначительным. В отличие от исследования MIT содержание твитов в этом исследовании не анализировалось.

***
В Berkman Klein Center исследовали, как жители Йемена распространяют в твиттере информацию, заблокированную правительством (благодаря усилиям которого минувшей зимой в Йемене была зафиксирована самая низкая скорость интернета в мире) или другими странами прямо или косвенно участвующими в войне. Исследователи составили карту из ~12 тысяч твиттер-аккаунтов и соотнесли их с тремя конфликтующими политическими группами. Затем из собранных твитов они выгрузили все ссылки на медиаисточники и проверили, доступны ли они в Йемене и в соседних странах. Оказалось, что сторонники всех трёх групп активно обходят блокировки. Но доступ к альтернативной информации не помогает преодолевать поляризацию — в каждой из трёх враждующих сторон наиболее популярны ссылки на контент, заблокированный не у них, а у противников.

***
Фонд Викимедиа каждые полгода отчитывается о борьбе за прозрачность и независимость своих проектов. Авторы последнего отчёта рассказали, как и что в последнее время пользователи и организации просили отредактировать на платформах Фонда Викимедии (это Википедия, Викисловарь, Викицитатник и др.). Эти обращения делятся на четыре главных категории: просьбы изменить/удалить материал, претензии по поводу копирайта, апелляции к праву на забвение и экстренные просьбы от госорганов. Викимедиа детально разбирается с каждым запросом и отклоняет большую часть. О причинах такой политики и курьёзах, возникающих в ходе работы фонда, можно подробнее почитать в отчёте.
***
Electronic Frontier Foundation опубликовали доклад (подготовленный совместно экспертами из 26 организаций) о рисках, связанных с распространением искусственного интеллекта. Все риски от ИИ авторы делят на касающиеся 1) компьютерной безопасности, 2) физической безопасности и 3) политического использования ИИ. Доклад сначала описывает реальные возможности ИИ и как они будут расширяться дальше, а потом переходит к угрозам и рискам, предлагая гипотетические (но, по мнению авторов, вполне реальные в будущем сценарии). Например, что будет если террористы взломают и перепрограммируют коммерческую ИИ-систему для своих целей? Или государственная система наблюдения будет использоваться для преследования оппозиции? В конце авторы обозначают наиболее опасные варианты использования ИИ и дают рекомендации, как минимизировать риски. Из самых общих — политики и другие стейкхолдеры прежде, чем внедрять ИИ должны работать с инженерами, чтобы оценивать риски и последствия, а исследователи и инженеры должны изначально думать о том, может ли их технология быть использована во вред, и стараться предотвратить это на стадии разработки.

***
Вышел мартовский номер журнала First Monday — про гендер и digital labour (мы писали о труде и интернетах в седьмом выпуске дайджеста). Авторы номера (исключительно женщины) пишут о соотнесении телесности, феминности и автоматизации труда, анализируют репрезентацию труда в феминистских и квир-сериалах, оценивают механизмы монетизации пользовательского контента и их влияние на сохранение политического статуса-кво. Кстати, подготовка номера строилась на «феминистских редакционных принципах», предложенных журналом о «гендере, новых медиа и технологиях» Ada.

***
Журнал Information, Communication & Society опубликовал специальный номер, подготовленный совместно с Ассоциацией исследователей интернета. В нём представлены самые важные и интересные тезисы с прошлогодней конференции Ассоциации с точки зрения Ассоциации. Тема конференции в 2017 — Networked publics с фокусом на то, как интернет может усугубить (не)справедливость.

***
«Мониторинг общественного мнения» тоже выпустил тематический номер про интернет-исследования с приглашенными редакторами Марией Макушевой (ВЦИОМ) и Полиной Колозариди (НИУ ВШЭ, клуб любителей интернета и общества). В номере всё про интернет — механизмы соблюдения приличий, анатомия хайпа, виртуальная география, анонимность и нормативность в публикациях о насилии. В числе прочих есть несколько статей от авторов дайджеста.
Видео
о том, как быть пессимистом
Дискуссия в The Berkman Klein Center for Internet & Society. Пионер game studies Ян Богост, и со-директор центра Джеффри Шнапп обсуждают пессимистичный взгляд на развитие технологий.
В качестве теоретической рамки для объяснения пессимизма Богост берет тетраду Маклюэна — четыре закона медиа («медиа» в значении — искусственно созданный объект) — и через эти законы рассматривает развитие технологий. Тетрада Маклюэна описывает этапы развития любого артефакта: 1) новое медиа расширяет возможности человека, 2) старое перестает выполнять прежние функции, 3) новое возвращает практики из разных эпох, связанные с другими инструментами и 4) любое медиа рано или поздно достигает пика своего развития и становится своей противоположностью с точки зрения расширения человеческих возможностей. Говоря о пессимизме, Богост делает акцент на последнем законе — «о реверсивности» медиа. Важно осознавать, что любая технология в будущем может обернуться своей противоположностью. В видео Богост объясняет как это сделать, на примерах про беспилотные автомобили, а потом отвечает на вопросы и критические комментарии.
Тема номера: Digital Disengagement

Ади Кунцман и Аня Щетвина по просьбе редакции дайджеста рассказывают, почему неиспользование технологий может быть не только фактором неравенства, но и личным выбором и как интернет-исследователи изучают не-пользователей.
Современная жизнь многих людей связана с использованием цифровых и мобильных средств связи, с регулярной покупкой новых гаджетов и постоянным обновлением приложений. Компании всё активнее стремятся расширить аудиторию пользователей и внедрять инноваций. Однако интернет-исследователи изучают не только пользователей, но и не-пользователей. Тех, кто не имеет доступа в интернет, не знает, как и зачем использовать технологии или добровольно отказывается от их использования (спецвыпуск First Monday про не-пользование).
Каким бывает не-пользование
  1. Не-пользование может быть связано с недостатком знаний и умений (статья Пола Ди Маджо и Эссер Хагиттай) с физической недоступностью технологий (книга The Digital Divide), с возрастом, гендером и другими персональными характеристиками (статья Элен Хелспер, статья Олферта и Дамодарана) или с личным выбором и добровольным отторжением.

  2. Не-пользователь/пользователь — это не бинарная оппозиция, а границы спектра. (Не)использовать что-то можно с разной степенью интенсивности: кто-то не пользуется смартфоном на выходных, а кто-то меняет смартфон на кнопочный телефон (хороший литобзор про разные виды не-пользования тут).

  3. Причины добровольного не-пользования могут быть очень разными, иногда совершенно неожиданными. Одна из самых распространенных — ощущение зависимости. Но есть и другие, например, особая эстетика или стремление к аскетизму (про эстетику, аскетизм и опасности дискурса о зависимости — проект Лоры Портвуд-Стэйсер How we talk about media refusal).
Как говорят о не-пользовании
Для описания не-пользования существует много терминов: digital divide, low-use, ex-use, non-use, resistance, digital disengagement, media refusal, digital suicide, digital disconnection, logout, digital detox. Однако идеологически заряжены эти слова по-разному. Так, исследователи digital divide скорее описывают не-пользователей как пассивную группу, на которую нужно воздействовать и помочь ей стать пользователями, тогда как термины resistance и digital suicide подразумевают, что не-пользователи активны и находятся во взаимодействии с технологиями, а не под их (не)влиянием.

Цифровое неравенство или личный выбор
За разницей в терминах стоит разница в проблематизации и представлениях о норме. Наиболее ранние исследования не-пользования связаны с концепцией цифрового неравенства (digital divide) — то есть неравенства доступа к новым технологиям. В рамках исследований digital divide не-пользование рассматривается как негативное явление, а не-пользователи — как «отстающая» группа. Поэтому исследователи digital divide ставят перед собой соответствующие цели: оценить причины и риски такого неравенства, выработать стратегии для подключения и вовлечения.

С середины 2000-х не-пользование переосмысляется в контексте критики цифровой экономики, инновационной гонки и дигитализации повседневности. Все больше случаев не-пользования оказывается связано не с неравенством, а с протестом самих пользователей или неудобством. Восприятие подключенности и вовлеченности как привилегии подвергается критике со стороны теоретиков, разработчиков и пользователей. Критика принимает самые разные формы: это активистские проекты (LogOut в Индии), новые повседневные практики, структуры чувств и дискурсы вокруг них (slow computing, digital detox [1], [2], информационная перегрузка), академические проекты.

Как сейчас изучают не-пользование
Право на отключение
Исследователи, которые изучают право на отключение, занимаются проблемами разрыва отношений между пользователем и используемым сервисом (в первую очередь имеются в виду социальные сети или другие конкретные платформы и практики, с ними связанные). На английском эти исследования обычно связаны с понятиями disconnection practices и digital suicide. Примеры подобного разрыва — удаление аккаунта, отказ от уведомлений, отказ от выкладывания личной информации в свой профиль социальной сети. Главная работа в этой сфере — книга Бена Лайта Disconnecting with Social Networking Sites. Также есть много хороших исследований про Facebook, например статья Теро Карппи Digital suicide and the biopolitics of leaving Facebook.
С социальными сетями связана пограничная тема платформизации труда, в рамках которой тоже возникают кейсы и вопросы, связанные с отказом от пользования. Про платформизацию труда можно почитать в седьмом номере дайджеста. А про то, как платформизация связана с отказом от пользования, в McLuhan Centre for Culture and Technology в Торонто этим летом появилась исследовательская группа. В начале марта они организовали конференцию Log Out! Resistance Within and Against Platform Labour.
проблему через практики снижения скорости жизни. А исследователи концептуализируют проблему скорости и изучают практики подобных замедлений (переход на старые версии девайсов и приложений, по умолчанию выключенное состояние домашнего Wifi-роутера). Про это — статья Роба Китчина и Алистера Фрэзера и их воркшоп (вот тут программа + материалы).
Люди устают, не могут сосредоточиться, чувствуют потерю контроля, информационную перегрузку. Активисты slow-движения предлагают решать эту
Slow-практики
Исследователи и активисты slow-движения говорят о том, что мы все делаем слишком быстро (это прямое продолжение идей других slow-движений, например, slow food). Современные устройства, их интерфейсы, приложения и социальные сети требуют от пользователя большого количества маленьких действий, это увеличивает скорость жизни и объем получаемой информации.
Digital disengagement
О вовлеченности и о процессе вовлечения людей в использование разных технологий обычно говорят с помощью термина engagement (вовлечение). Британские исследовательницы Ади Кунцман и Эсперансы Мияке в своём проекте вводят понятие digital disengagement — для описания добровольного неиспользования и критики технологий. Это широкое понятие, оно включает в себя и практики, и причины, и системные проблемы (экономические и политические), связанные с отказом, ограничением, фильтрацией использования новых технологий.

Парадигма digital disengagement появилась для решения двух задач. Первая задача — это концептуальное объединение разных направлений исследований не-пользования. Вторая — это привлечение внимания к не-пользованию. Исследовательницы предлагают рассматривать не-пользование как сигнал о проблемах, возникающих при распространении новых технологий, и искать системные пути их решения.

Ади Кунцман и Эсперанса Мияке предлагают, во-первых, исследовать дискурсы о рисках и сложностях в использовании технологий, а во-вторых, смотреть на практики отказа и фильтрации.

Парадигма digital disengagement появилась для решения двух задач. Первая задача — это концептуальное объединение разных направлений исследований не-пользования. Вторая — это привлечение внимания к не-пользованию. Исследовательницы предлагают рассматривать не-пользование как сигнал о проблемах, возникающих при распространении новых технологий, и искать системные пути их решения.
Ади Кунцман и Эсперанса Мияке предлагают, во-первых, исследовать дискурсы о рисках и сложностях в использовании технологий, а во-вторых, смотреть на практики отказа и фильтрации.
Кроме проекта digital disengagement про дискурсы стоит посмотреть уже упомянутый проект How we talk about media refusal и работу Пепиты Хэсселберг Discourses on disconnectivity and the right to disconnect.
В пилотном исследовании Paradoxes of digital dis/engagement: a pilot study Ади Кунцман и Эсперанса Мияке выделили основные причины добровольного не-пользования и описали интересные парадоксы, связанные с digital disengagement.

Причины:
  • ощущение ухудшения качества жизни (информационная перегрузка, рассеянное внимания)
  • ощущение изменений в общении с близкими людьми
  • негативные влияния некоторых аспектов использования технологий на образование и детское развитие
  • обеспокоенность сбором данных, вопросами приватности
  • экологические последствия производства новых гаджетов

Парадоксы.
Не-использование может ошибочно восприниматься как абсолютный уход в оффлайн, но на самом деле призывы к не-использованию и практики цифрового отказа тесно связаны с онлайном:
  • практики неиспользования электронной почты, соцсетей или гаджетов в течении нескольких часов или дней, цель которых — отдохнуть и с новыми силами вернуться к старым практикам.
  • «дни без гаджетов», которые люди проводят с близкими людьми или одни на природе — такие дни могут планироваться в Твиттере, иметь свои хештеги для селфи и в целом широко освещаться на сайтах.
  • самый интересный, и, вероятно, самый опасный парадокс связан с феноменом, который Евгений Морозов назвал «technological solutionism», когда проблема информационной перегрузки или цифровой зависимости решается через создание новых цифровых технологий (например, приложения для смартфонов, ограничивающие время использования смартфонов) .

Digital disengagement и онлайн-школа

В онлайн-школе интернет-исследований, которую устраивает клуб любителей интернета и общества, есть курс про изучение digital disengagement под кураторством Ади Куцман и Ани Щетвиной. Лекции и уроки школы будут выложены в открытый доступ летом.

Об авторах:
Ади Кунцман — PhD, преподавательница в Metropolitan University в Манчестере, вместе с Эсперансой Мияке — автор парадигмы и исследований по digital disengagement

Аня Щетвина — студентка школы культурологии НИУ ВШЭ, соавтор курса по изучению digital disengagement в онлайн-школе клуба
Список литературы
Спецвыпуск First Monday о non-use, November 2015
Casemajor, N.; Couture, S.; Delfin, M.; Goerzen, M. and Delfanti, A. (2015) "Non-participation in digital media: toward a framework of mediated political action", Media Culture and Society, 37(6), 850-866.
Casinader, J (2010) Life unplugged. New Zealand Herald, 12 August
Cassidy, E., Light, B. (2014). Strategies for the suspension and prevention of connection: Rendering disconnection as socioeconomic lubricant with Facebook. new media & society, 16(7), 1169-1184.
Frazer, A. and Kitchin, R (2017) "Slow computing", working paper
Helsper, E. J. (2009) "Digital disengagement by disabled people", Becta research report.
Helsper, EJ, Reisdorf, BC (2013) A quantitative examination of explanations for reasons for internet nonuse. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking 16(2): 94–99.
Helsper, EJ, Reisdorf, BC (2017) The emergence of a "digital underclass" in Great Britain and Sweden: Changing reasons for digital exclusion. Volume: 19 issue: 8, page(s): 1253-1270.
Hesselberth, P. (2017) "Discourses on disconnectivity and the right to disconnect", New Media and Society,
Hesselberth, P. (2017) "On Disconnection", an interview
Karppi, T. (2011) "Digital suicide and the biopolitics of leaving Facebook", Transformations, 20
Kuntsman, A. & Miyake, E. (2015), 'Paradoxes of Digital Dis/engagement: Final Report.' Working Papers of the Communities & Culture Network+ Vol.6 (Oct 2015).
Kuntsman, A. & Miyake, E. (2016), 'Paradoxes of Digital dis/engagement: a follow up study (businesses and services).' Working Papers of the Communities & Culture Network+, 7.
Light B (2014) Disconnecting with Social Networking Sites, Basingstoke and New York: Palgrave Macmillan.
Lutz, C. and & Hoffmann, C. P. (2017) "The dark side of online participation: exploring non-, passive and negative participation", Information, Communication & Society, 20(6)
Lyons, D (2010) The high price of Facebook. Newsweek, 155(22), 22.
Morozov E. (2013) To Save Everything, Click Here: The Folly of Technological Solutionism. PublicAffairs.
Portwood-Stacer, L. (2012) "How we talk about media refusal", Flow.
Portwood-Stacer, L. (2013) "Media refusal and conspicuous non-consumption: The performative and political dimensions of Facebook abstention", New Media and Society, 15(7), 1041-1057.
Конференции и журналы
куда и о чём писать, куда ехать, кого слушать
Исследовательский центр
Oxford Internet Institute, Оксфорд, Англия
Ключевые публикации

Floridi, L., & Taddeo, M. (2016). What is data ethics?. Philosophical Transactions Of The Royal Society A: Mathematical, Physical And Engineering Sciences, 374(2083).

Graham, M., De Sabbata, S. and Zook, M. (2015). Towards a study of information geographies: (im)mutable augmentations and a mapping of the geographies of information. Geo: Geography and Environment, 2(1), pp.88-105.

Mayer-Schönberger, V. (2011). Delete: The virtue of forgetting in the digital age. Princeton University Press.

Viktor, M. S., & Kenneth, C. (2013). Big data: A revolution that will transform how we live, work, and think. Houghton Mifflin Harcourt.

Meyer, E. T., & Schroeder, R. (2015). Knowledge machines: Digital transformations of the Sciences and Humanities. MIT Press.

Schroeder, R. (2018) Social Theory after the Internet Media, Technology, and Globalization. UCL Press
Центр основан в 2001 году. Основная сфера деятельности — междисциплинарные (преимущественно в рамках наук об обществе) исследования интернета. Направления исследований — это фактически каталог тем и подходов Internet Studies. Сотрудники центра изучают интернет и экономику, географию, политику, образование, этику и философию, культурные исследования и информационную безопасность. Еще одна важная линия — аналитика больших данных.

До 2011 года OII возглавлял Уильям Даттон, он изучал (и продолжает) историю интернета и e-goverment. В частности, Даттон написал несколько статей об интернете как «пятой власти». Нынешний директор — Хелен Маргетс; она исследует политические последствия цифровизации.

В OII работает много важных исследователей. Например, Марк Грэм изучает, как соотносятся физические пространства и их виртуальные следы, и создает разные атласы Интернета. Виктор Майер-Шенебергер написал несколько книг-бестселлеров, в частности Delete: The Virtue of Forgetting in the Digital Age, в которой он подчеркивает, какую роль забывание играло в истории, и предостерегает о возможной утрате этой способности сегодня, когда почти все происходящее попадает в цифровые хранилища. Филипп Говард исследует влияние цифровых медиа на политику. Его последняя книга Pax Technica: How the Internet of Things May Set Us Free or Lock Us Up — рассматривает интернет вещей как мощный политический инструмент.

На сайте института опубликован архив всех завершенных проектов, и есть информация обо всех актуальных разработках. Например, можно почитать о том, как сейчас исследуют экономическую географию даркнета, изменение трудовых отношений в цифровую эпоху, а также об этических принципах data donation.

Кроме того, при центре существует группа цифровой этнографии, которой руководит Эрик Майер, однако она, увы, не подает признаков онлайн-жизни с 2015 года.

Центр регулярно проводит семинары и выкладывает их видеозаписи. Также о последних событиях и исследованиях можно узнавать в блоге.

Помимо собственно исследований в центре работают над разработкой стратегических и законодательных решений и занимаются образованием. При OII есть две междисциплинарные магистерские программы (MSc Social Science of the Internet и MSc Social Data Science), и две PhD-программы (DPhil in Information, Communication and the Social Sciences и Social Data Science). Кроме того, институт предлагает очень интересные возможности сотрудничества для внешних аспирантов. Во-первых, можно приехать на стажировку и заполучить кого-то из сотрудников центра в качестве научного руководителя. Во-вторых, для аспирантов каждый год проводится двухнедельная летняя школа. А ещё инициативная группа проводит студенческую конференцию и публикует присланные доклады в блоге.
А в это время
новости интернета за пределами Internet studies
***
Закончились сразу два прецедентных судебных разбирательства об использовании персональных данных из соцсетей. Во-первых, берлинский суд по иску Федерации немецких потребительских организаций признал незаконным использование персональных данных для таргетинга рекламы. Во-вторых, бельгийский суд потребовал от Facebook остановить сбор персональных данных бельгийских граждан (с точки зрения суда, такой сбор нарушает закон о частной жизни, но представители Facebook апеллируют к отраслевым стандартам и собираются обжаловать приговор).

***
Компания SpaceX Илона Маска запустила ракету-носитель Falcon 9 с испанским спутником PAZ военного и гражданского назначения. Этим запуском Маск воспользовался, чтобы вывести на орбиту два тестовых интернет-спутника Starlink. Идея проекта — обеспечить спутниковым интернетом весь мир. С пилотными спутниками SpaceX тестирует передачу сигнала на несколько станций в США, а для раздачи интернета по всему миру компания планирует запустить 11900 спутников к 2024 году (их коммерческое использование в США начнётся после запуска 800 спутников). Правда, даже если у Маска всё получится, не факт, что весь мир сможет пользоваться быстрым интернетом из космоса. Например, созданием международной спутниковой сети также занимается компания OneWeb, но Россия уже отказалась выделять частоты для их сети.
***
Unilever, пятая по размеру FMCG компания в мире, не просто недовольна из-за фейковых новостей, а решила перейти к активным действиям. Бренд, потративший в 2017 году 9 миллиардов долларов на рекламу, угрожает Facebook и Google сокращением затрат размещение в интернете, если они не справятся с «токсичным контентом».

***
Google для поддержки своих облачных сервисов нуждается в более мощной инфраструктуре и собирается протянуть три новых подводных интернет-кабеля. Какие и чьи кабеля поддерживают глобальную сеть сейчас — можно увидеть на карте компании по исследованию рынка телекоммуникаций TeleGeography. Карта показывает тип кабеля, его протяженность и компании, им владеющие. Технические подробности о том, как устроен подводный кабель, насколько точно карта отражает физическое расположение кабелей и как именно они лежат под водой, можно узнать в разделе часто задаваемых вопросов. При этом спорной оказывается тема об угрозе интернету в случае повреждения этих кабелей. Так, британское издание Independent отмечает, что для охраны этой части инфраструктуры не делается практически ничего, что делает коммуникацию незащищенной в случае агрессии (в агрессии ВМС США и Великобритании подозревают Россию). А Wired считает опасения необоснованными, поскольку из-за землетрясений, якорей кораблей и других причин эти кабели и так повреждаются раз в несколько дней, однако пользователи этого не замечают, потому что в соответствии с основным принципом глобальной сети, всегда есть возможность перенаправить сигнал по неповрежденным каналам.
Анкета для читателей
У всякого издания есть статистика о том, сколько человек зашли на ту или иную страницу, сколько мальчиков и девочек, их возраст, география и даже интересы. И несмотря на это, мало кто понимает, кто на самом деле читает статьи, смотрит видео, и что интересно читателям. Мы решили спросить вас об этом. Кто вы, что вам интересно, какие рубрики оказываются для вас полезными, а какими вы недовольны? А может, надо что-нибудь добавить в дайджест?

Расскажите, пожалуйста, нам об этом. Анкета не очень длинная, займёт минут 10.
Если вы изучаете интернет или что-то связанное с ним и хотите поделиться с нами новостью о вашем исследовании/книге/публикации, напишите нам на почту clubforinternetandsociety@gmail.com. Мы будем рады опубликовать это в дайджесте.
Над выпуском работали:
Аня Щетвина и Ади Кунцман (тема номера), Ирина Дворецкая, Ольга Дмитриева, Оксана Дорофеева, Ирина Душакова, Полина Колозариди, Мария Мурадова, Анна Паукова, Сурайа Шилыкова и Лёня Юлдашев.
Подписка на дайджест и новости клуба