Аналитика
о методах работы, аналитических категориях и общих выводах
Tilda Publishing

I. Методы

Для сбора базы данных мы пользовались открытым источникам в интернете и интервью с блогерами/активными жителями тех городов, где мы либо испытывали затруднения с поиском, либо нуждались в дополнительной информации.

КАК И СКОЛЬКО МЫ ОТБИРАЛИ.
При анализе мы учитывали такие параметры как:

  • Количество подписчиков*
  • Регулярность постинга (за месяц)*. Подсчитывается по двум месяцам, классифицируется по частоте: несколько раз в день/ежедневно/несколько раз в неделю/еженедельно/несколько раз в месяц/раз в месяц.
  • Платформа. Если есть несколько платформ со ссылками друг на друга, мы их перечисляли.
  • Тема
  • Уровень локальности тем (если определим сразу).
* — данные по платформе, которую мы считали основной, то есть с наибольшим количеством подписчиков и/или частотой обновлений или же в случае если одна платформа используется для основного текста поста, а остальные — для репоста этого исходного текста.

Далее, для анализа мы рассматривали отдельно разные федеральные округа. Недостаток этого подхода в том, что федеральные округа не всегда объединяют похожие города и регионы, что видно, в частности, по СКФО. Это было в большей степени инструментальное решение, таким образом в выборке наших городов обеспечивалось максимальное географическое разнообразие.

Часть отчёта с описанием регионов посвящена описанию округов, городов и отдельных кейсов. В ней мы рассматриваем особенности региона, города, темы, с которыми работают блогеры, отношения между ними.
Методы
Для сбора базы данных мы пользовались открытым источникам в интернете и интервью с блогерами/активными жителями тех городов, где мы либо испытывали затруднения с поиском, либо нуждались в дополнительной информации.

КАК И СКОЛЬКО МЫ ОТБИРАЛИ.
При анализе мы учитывали такие параметры как:

  • Количество подписчиков*
  • Регулярность постинга (за месяц)*. Подсчитывается по двум месяцам, классифицируется по частоте: несколько раз в день/ежедневно/несколько раз в неделю/еженедельно/несколько раз в месяц/раз в месяц.
  • Платформа. Если есть несколько платформ со ссылками друг на друга, мы их перечисляли.
  • Тема
  • Уровень локальности тем (если определим сразу).
* — данные по платформе, которую мы считали основной, то есть с наибольшим количеством подписчиков и/или частотой обновлений или же в случае если одна платформа используется для основного текста поста, а остальные — для репоста этого исходного текста.

Далее, для анализа мы рассматривали отдельно разные федеральные округа. Недостаток этого подхода в том, что федеральные округа не всегда объединяют похожие города и регионы, что видно, в частности, по СКФО. Это было в большей степени инструментальное решение, таким образом в выборке наших городов обеспечивалось максимальное географическое разнообразие.

Часть отчёта с описанием регионов посвящена описанию округов, городов и отдельных кейсов. В ней мы рассматриваем особенности региона, города, темы, с которыми работают блогеры, отношения между ними.

II. Аналитические категории
Уровни локальности

Уровень локальности затрагиваемых блогерами тем — один из ключевых параметров, которые мы выявляли. Мы выделили три основных уровня локальности: городской, региональный и федеральный.

  • Городской: социальные и экономические проблемы, благоустройство, инфраструктура, экология, массовые праздники и события, городская политика и решения властей, политические слухи, инсайты.

  • Региональный: те же темы, что в городском уровне, но при отсутствии явного фокуса на каком-либо городе региона: региональная политика и власть, слухи.

  • Федеральный: в основном, обсуждение политики и связанных с ней социальных вопросов, изменений в законодательстве, конспирологические расследования.
Наиболее спорным выглядит региональный уровень, изначально он формулировался через «региональные проблемы и комментарии к ним», однако как показало исследование, региональность блогера, за исключением внимания к деятельности региональной власти, в подавляющем большинстве случаев означает интерес к отдельным городам и районам региона. Блогеры, работающие исключительно с этим уровнем, наименее распространены и живут только в столицах регионов. Сочетание городского и регионального уровня, наоборот, часто встречается. В таком случае контент блога примерно поровну посвящён городским темам и, с другой стороны, региону и другим населенным пунктам в нём, помимо своего города. Связи между платформами и городским/региональным уровнем локальности тем мы не обнаружили.

Разрыв между федеральным уровнем и двумя другими наиболее очевиден. Блогеры, комментирующие исключительно федеральные или мировые новости, связаны с другими блогерами из разных регионов и стран, но со схожими интересами и взглядами. Чаще всего они пишут в ЖЖ. При этом сочетание федерального и городского (иногда вместе с региональным) — это достаточно распространённый формат блога.

О федеральной повестке чаще всего пишут блогеры, манифестирующие свои политические взгляды, анонимные телеграм-каналы, паблики в вк и блогеры с академическим бэкграундом (исследователи, политологи, эксперты). Для некоторых блогеров, начинавших с обзора локальных проблем и критики местных властей, формулировка политических взглядов стала своеобразным «мостиком» от городского уровня к федеральному.

Бывает и обратная ситуация, когда политическая ангажированность выливается в локальный гражданский активизм и социальное блогерство как в случае Федора Марьясова, участника «Постоянно действующего совещания национально-патриотических сил России», который стал организатором протеста против свалки ядерных отходов под Красноярском и ведет об этом страницу в вк. На этой странице периодически появляются посты, не относящиеся к тематике страницы и даже шире, сфере экологии, например, о расследовании Навального о госзакупках в Росгвардии.

В нашей выборке больше половины блогеров сочетают два или все три уровня локальности.
Связность
Значимым для понимания особенностей блогосферы того или иного региона может являться параметр связности — то есть наличие или отсутствие связей между блогерами/блогами, освещающими социально-значимые проблемы, а также количество таких связей (то есть степень связности). Например, можно зафиксировать такие парадоксы, как дисперсность/разрозненность блогеров внутри одного региона или города, но наличие сильных связей между блогерами из разных регионов. Также можно оценивать степень связности местных блогеров со столичными блогерами (из Петербурга и Москвы).

Связность является одним из показателей, которые можно оценить с помощью сетевого анализа, в частности, на данных социальных сетей (особенно популярны исследования в твиттере, благодаря его API). В этом исследовании мы не пользовались количественным подходом, а пытались понять, как устроена связность на разных платформах и применить это к нашей задаче. Ниже мы предлагаем соображения, основанные на этом анализе, предполагая, что они могут быть важны при взаимодействии с блогерами на разных платформах.

  • В фейсбуке связность можно оценивать по репостам, а также по отметкам (других блогеров) в постах — обе эти практики чрезвычайно распространены в этой социальной сети. Также в качестве подсказок иногда работает особенность внутренних алгоритмов фб, заключающаяся в том, что профили пользователей, уже просмотренные однажды, иногда становятся видны в списке френдов вновь найденного пользователя – то есть отображаются в топе такого списка (то есть для исследования необходимо при поиске использовать один и тот же фб-аккаунт).

  • Достаточно легко можно отслеживать параметр связности на ютьюбе. На главной странице многих каналов отображается один или два списка ссылок на другие ютьюб-каналы (пользователь может выбрать, отображать или не отображать эти списки). Один из них – «рекомендации», которые составляет сам автор канала, другой – список «похожих» каналов (которые автоматически создает ютьюб). Кроме того, ютьюберы могут снимать совместные видео с авторами близких по тематике каналов, фиксируя встречи в оффлайне или в онлайне – например, разговор по прямой линии (в формате стрима).

  • В телеграме также, как и в фб, распространена практика перепостов, причем в подавляющем большинстве случаев перепосты делаются исключительно с близких по тематике каналов. Еще одной конвенциональной практикой на этой платформе является ответные посты, когда автор/ы канала публикуют на своем канале содержательный комментарий к посту, опубликованному на другом канале. Причем изначальный пост может приводиться без ссылки в виде пересказа, цитат внутри текста или в виде косвенной речи (ср. типичную конструкцию: Коллеги с канала [название] написали, что … . Отвечаем: …). Таким образом происходит публичный диалог между авторами каналов в ситуации, когда средства выражения обратной связи ограничены (что связано с изначальными особенностями устройства платформы).

  • В инстаграме оценивать связность без применения количественных методов затруднительно, поскольку хотя на платформе и существует возможность перепостов, она в целом редко используется. Отметки — намного более распространенная практика, но она используется здесь в первую очередь в случае, если другой пользователь присутствует на выкладываемой фотографии. То есть, чтобы быть отмеченным в профиле другого пользователя, часто необходимо физическое присутствие. В общественно-политических инстаграмах можно искать отметки в текстах под фотографией — это самый доступный метод поиска релевантный связей на этой платформе. Но из-за особенностей устройства платформы в отличее от фейсбука, где можно быстро прокручивать ленту записей пользователя, в инстаграме такой поиск оказывается трудоемким и поэтому малоэффективным.
Оказывается, что общественно-политические Телеграм-каналы обладают высокой степенью связностью в принципе — переходя по ссылкам внутри каналов обычно можно составить исчерпывающий список релевантных каналов в конкретном городе или регионе, то есть самая высокая степень связности внутри регионов и федеральных округов. Но также высокая степень связности наблюдается между локальными общественно-политическими каналами и столичными тг-каналами, освещающих сходные темы. Можно говорить о том, что эти особенности характерны для всего русскоязычного сегмента телеграма в принципе. Кроме того, среди авторов подобных каналов чрезвычайно популярной является практика составления как можно более полных списков и/или рейтингов общественно-политических телеграм-каналов в отдельно взятом городе, регионе или даже федеральном округе (здесь показательный пример – списки тг-каналов СФО). Такие списки периодически обновляются, а также в виде перепостов распространяются по пространству тг-каналов региона. Соответственно, можно сделать вывод о некой рефлексивности этой платформы – авторы и подписчики за счет распространения этих списков сами осознают наличие связности, получают представление о целостности регионального информационного телеграм-пространства и о его границах.

На других платформах тоже происходят попытки такой рефлексии — вспомним те же рейтинги блогеров на ютьюбе, которые составляют сами ютьюберы, это целый самостоятельный жанр. Но в телеграме упор делается именно на территориальное деление, в то время как на ютьюбе рейтинги и подборки обычно тематические. Наблюдается также стремление к взаимной поддержке и развитию локальной телеграм-среды — например, среди авторов каналов распространена практика взаимных поздравлений с преодолением очередного рубежа в количестве подписчиков, а также взаимная реклама.

III. Выводы
Платформы
  • Платформы обычно распространены на уровне города, особенно если речь не идёт о самых крупных городах (Москва, Петербург, Екатеринбург). Блогосфера в немалой степени локальна. Жж популярен в тех городах, где интернет появился раньше и есть старшее поколение пользователей. Телеграм распространён в крупных городах.

  • Единственная универсальная, но мало популярная (либо используемая как личная) у блогеров общественно-политической тематики платформа — инстаграм.

  • Следует учитывать специфику платформ, которую мы подробно описываем в главе про связность. Говоря коротко, в инстаграме и ютубе связь между местными блогерами достаточно слабая, обычно связь между ними вовсе не установить или она тематическая. Телеграм и жж позволяют выявлять связь между блогерами в одном городе/регионе/республике.

  • Вк часто используется для коллективных проектов. Их поддержка требует дополнительных навыков для модераторов, чтобы обеспечивать площадкам долгое существование, особенно в условиях конкуренции со стороны крупнейших площадок, таких как Подслушано.

  • Блогеры также могут быть связаны не с платформами, а с отдельными сайтами и форумами. Иногда они пишут в газетах как колумнисты, при этом не будучи связанными со СМИ, а появляясь там как блогеры: не институционализировано и не имея статуса кроме блогера/горожанина. Это похоже на развитие идей гражданской журналистики, о которых мы пишем в разделе по истории.

  • В жж чаще всего встречаются блогеры с федеральной повесткой, в каком бы городе они ни жили. На других площадках такой активности по освещению таких новостей особо нет, сравним разве что фейсбук.

Размер
и экономика городов
  • Блогеров в столицах регионов гораздо больше, чем в других населенных пунктах, даже с учетом пропорциональной разницы в численности населения. Это в большей степени касается блогов социальной и политической направленности, чем, например, блогов о воркауте, автомобилях, выживании в лесу, «зацепе» и т. п. В совсем малых городах иногда нет блогеров или почти нет. Встречаются «событийные» блогеры, рассказывающие в повествовательном ключе о праздниках и других событиях, в ряде случаев это работники бюджетных учреждений. Как например Александр Литвинцев, рассказывающий в фейсбук-группе Нерчинского краеведческого музея (где Александр — замдиректора) о городском благоустройстве и массовых праздниках.

  • Причины малого количества блогеров в крупных городах и их концентрации в столицах регионов не только в «прямолинейном» отставании или опасениях местных жителей критиковать власть, скорее причина в централизации политической и экономической жизни в России. Физическая близость к центрам ведения дел и принятия решений создает ситуацию, когда человек, фактически не ответственный и не причастный к делам территорий за пределами его города, начинает рассказывать о всем происходящем на территории региона, а иногда и других регионов, если региональный центр доминирует над соседними регионами (Новосибирск, Екатеринбург).

  • Отдельный сюжет в рамках малых городов — это отсутствие оппозиционных и критически настроенных блогеров в «успешных» моногородах и ресурсных регионах (ХМАО, ЯНАО). В нашей выборке из таких городов оказалось всего три: Димитровград, Сургут и Ноябрьск. Несмотря на значительные размеры этих городов: в Димитровграде и Ноябрьске больше 100 тысяч жителей, Сургуте — 320 тысяч, в них не только отсутствует открытая критика власти, но даже не так развито обсуждение слухов и инсайтов местной политики в анонимных телеграм каналах. Одна из причин, по мнению политологов, — зависимость от градообразующего предприятия или «регионообразующей» экономики, жители обычно гораздо менее оппозиционны и лояльны власти.

  • В депрессивных городах менее насыщенная общественная и публичная политическая жизнь, в т. ч. в интернете, чем в благополучных. Социологи, с которыми мы говорили при проведении исследования, связали это с тем, что блогерство на социально-политические темы — это одна из форм гражданских институтов, способная на создание резонанса и воздействие на различные социальные группы, элиты и власть, а значит в той или иной мере способная разрешать социальные вопросы. А в случае безработицы, низкого уровня жизни, криминогенной обстановки, характерных для депрессивных регионов, люди нередко сначала задумываются о безопасности и удовлетворении базовых потребностей, а блогерство как самореализацию в публичной сфере «оставит на потом».

Другие особенности
  • В региональных центрах больше блогеров, работающих с социально-политическими темами. Но развитие блогинга в небольших городах возможно, и его поддержка может быть осуществлена небольшими ресурсами. Можно обратитьтся к примерам Лобни, Переславля, Итурупа, Ноябрьска.

  • В блогосферах всех городов существует значительный гендерный дисбаланс. Мужчины пишут про общественно-политические вопросы значительно чаще, чем женщины. Это несколько менее заметно на блогах, связанных и с бытовой, и с политической тематикой, например, в ЮФО, где эти темы смешиваются в разговорах о переезде в округ. При этом женщины-блогеры часто никак не работают с темой феминизма, хотя примеры таких блогов (в Томске, Нижнем Новгороде) показывают, что это направление может быть востребованным.

  • Иногда блоги или сообщества, связанные с городскими и региональными темами ведутся не только местными жителями, но и теми, кто уехал из города. Это явление называется «транслокальностью». При работе с блогерами в отдельном городе стоит иметь в виду тех, кто уже не живёт там, но влияет на информационную повестку.

  • Блоги ведут не только недовольные или вовлечённые граждане, но и чиновники. Иногда это связано с необходимостью: (со времён президентства Медведева блог у чиновника считается атрибутом современности. Нередко, особенно в случае молодых людей, блоги начинались как личные, а затем, когда их авторы становятся государственными служащими, то продолжают вести блог. Стоит иметь в виду такую тенденцию, чиновники-блогеры могут иметь двойственную идентичность, и быть заинтересованы в развитии своих блогерских инициатив.

тут что-то про клуб, ссылка на сайт и авторские права