методологический баттл:
«как изучать ютуб»
КУРС «ВИДЕОБЛОГИНГ: ПРЕДСТАВЛЕНИЕ СЕБЯ ДРУГИМ И NETWORKED PUBLICS»
ОНЛАЙН-ШКОЛЫ ИНТЕРНЕТ-ИССЛЕДОВАНИЙ'18


НЕДЕЛЯ #6
Мы заканчиваем образовательную часть нашего курса и хотели бы подвести небольшую черту под всеми разговорами и методах, теориях и концепциях. Этот необычный формат занятия родился, как и положено, в споре об истине: мы, тьюторы курса, обсуждая видеоблоги, не смогли прийти к единому мнению о том, как же всё-таки мы должны исследовать ютуб и блогеров? Было так интересно, что мы решили придержать коней и перенести этот застольный спор в публичное поле.

Предлагаем вам поучаствовать в нашей битве и прочитать свой «рэп» или станцевать «хип-хоп» о методологии изучения видеоблогов. Йоу!


Вот список самых спорных вопросов, которые мы предлагаем обсудить:
1
Что мы считаем видеоблогом, а что нет? Стоит ли нам использовать более широкое понятие «канал»? В чём отличия видеоблога от канала?
2
Стоит ли при исследовании ютуба анализировать видео и вникать в детали монтажа или можно ограничиться описанием контекста и взаимодействий пользователей?
3
Что такое «жанр» в рамках ютуба?
Как стоит делить видео ютуба на жанры?
задание
Задание к этому уроку очень простое: напишите свою реплику в этой табличке.

Перед тем, как начать исследовать ютуб, весьма полезно ещё раз порефлексировать и поразмышлять над кругом вопросов, на которые мы будем отвечать, и сформулировать свою методологическую позицию.

Ваши «телеги» мы ждём до 1 мая.
«как изучать ютуб»
Ирина «видос» Ксенофонтова

Когда мы говорим о ютубе, мы, конечно, подразумеваем видео. Мы все понимаем, что это не что-то кардинально новое, потому что раньше было кино, были любительские камеры, были текстовые блоги с фотографиями. Но мы должны согласиться с тем, что сейчас видео - это новый текст. Это связано и с увеличением скорости закачки и просмотра; и с тем, что в смартфонах появились приличные камеры и способы смонтировать видео прямо на ходу; и, возможно, с тем, что видео даёт наибольший эффект присутствия.

Мой тезис заключается в том, что для лучшего понимания специфики видеоблога нам необходимо понимать, как он сделан технически. Монтаж (или его отсутствие) — это важная единица анализа. Новый режим публичности — это граница между публичным и приватным. Что показывает человек, какую часть повседневности он презентирует, транслирует аудитории, а что смело вырезает, оставляя за кадром? Какие приёмы использует, чтобы зритель оставался с ним, оставался вовлеченным? Почему видео «на коленке», лишенные монтажа, набирают такую же популярность, какую набирают блоги, сделанные практически в тв-формате? И, наконец, почему всё-таки именно видео?

При этом, я согласна с тем, что здесь существует более широкий контекст, который тоже нужно изучать, понимая, что блог без аудитории ничем не отличается от просто хранилища видео. Как только появляется оживленный и сиюминутный онлайн-диалог между зрителем и автором, которые в ютубе находятся на горизонтали - мы получаем специфику, которой не было в кино, которой не было в эпоху телевидения.

Сюда уже подтягиваются другие features ютуба как платформы — это и «лайки», которые были валютой и перестали ей быть, обесценившись беспощадной коммерцией; это и просмотры, которые также имеют свою внутреннюю структуру и свои правила, которые мы можем узнать, расспросив аудиторию - а как вы смотрите ютуб; это и механизм социальной сети, когда блогеры ссылаются на других блогеров не только при помощи гиперссылок, но и с помощью видео, в которых они могут упоминать друг друга или даже намекать друг на друга (что очень сложно посчитать технически).
Константин «пока не придумал» Габов

Я бы ответил максимально коротко: первые два вопроса слишком приземлённые и частные, так сказать, it depends. Вопрос о жанрах, наоборот, слишком комплексный для такого формата. Делить, естественно, стоит, это природа нашего сознания – мы не можем оставить какую-то совокупность объектов «бесформенной кучей». Принципы этого деления должны выстраиваться исходя из некоторых С другой стороны, для решения частных исследовательских задач можно воспользоваться какой-то конвенциональной интуицией, например, о том, что такое жанр распаковки. Естественно, существует вопрос о границах со смежными жанрами (например, обзорами), некоторая историческая динамика жанра и т.п., однако в случае решения узкой задачи это может быть не так важно.

Если же отвечать чуть более подробно, то мне кажется, перед тем, как что-то исследовать, особенно если заниматься этим из своего собственного интереса к этому, нужно для начала понять, на какой базовый, личный, может быть «экзистенциальный» вопрос ты ищешь ответ. В случае видеоблогеров у меня он такой: «почему люди начинают настолько массово показывать для всех свою жизнь, высказывать свои мысли и т.п.?». В более обобщенном виде я его понимаю как вопрос о «механике публичности в ютубе». А вокруг этого уже выстраивается вся необходимая исследовательская машинерия.

Наша социальная реальность переполнена формами, которые мы не рефлексируем в ходе нашей повседневной жизни, но в которых мы живем и которые составляют фон всей нашей жизни. Наука устроена схожим образом: что-то должно оставаться фоном для того, чтобы фокус не размывался. В связи с этим, вопросы, поставленные на батл, относятся к разряду инструментальных, то есть таких которые должны поддерживать фокус, если это необходимо.

Например, для ответа вопрос о том, почему среди топовых русскоязычных ютуберов нет фигур публичных интеллектуалов вряд ли придется заниматься анализом монтажа, а вопрос о жанрах и каналах окажется достаточно переферийным, поскольку главной проблемой здесь будет концептуальное определение того, кто такой публичный интеллектуал, а также сравнение с тем, как они существуют на других интернет платформах.
Геля «плюсик» Козловская

Большой вопрос, который интересует меня в связи с ютубом, это то, по какому принципу и на каких основаниях те или иные явления социальной жизни попадают или не попадают в данный онлайн-видео формат и функционируют в этом качестве. С точки зрения контента ютуб видится мне своего рода безразмерным чёрным ящиком, который содержит в себе невероятное разнообразие форм социальной реальности, но очертить границы которого при этом невозможно. Жанры, которые мы можем обнаружить в народных классификациях и в популярных подборках, которые оказываются наиболее востребованными у аудитории и о которых чаще всего говорят в сми в связи с топовыми блогерами, в действительности представляют собой только вершину айсберга. Основной же массив, невидимая «подводная» часть – это бесчисленное множество низовых видео-практик, которые также можно группировать по жанровому принципу, причем набор жанров здесь выходит далеко за пределы топовых десяток или двадцаток и настолько широк, что кажется бесконечным. Узнать о существовании того или иного жанра или формата можно либо случайно, например, просматривая подборки видео на отдельных каналах или списки рекомендаций, либо по целенаправленному запросу (или и путем подбора слов и словосочетаний в поисковой строке). То есть не существует никакого внешнего списка или перечня, и вообще четкого ориентира, на который можно было бы опираться при поиске. Если топовые жанры во многом наследуют телевизионным форматам (хотя, конечно, далеко не во всем и не всегда), то внетоповые часто представляют собой фольклорные практики или репрезентацию реалий той или иной социальной среды. Поэтому исследование этих закоулков ютуба требует задействование фантазии, как и везения.

Таким образом, категоризация контента ютуба по жанровому принципу, составление перечня, каталога жанров для меня это в первую очередь попытка нащупать базовые принципы, по которым вообще формируется эта онлайн-видео реальность.

Я считаю, что монтаж и другие инструменты и способы обработки видео, а также технические особенности платформы, доступные пользователям, должны учитываться и включаться в анализ, когда мы изучаем взаимодействие пользователей на ютубе. При этом я предлагаю рассматривать их в первую очередь с точки зрения того, какие новые возможности они предоставляют для организации онлайн (и оффлайн) взаимодействия, то есть как они его структурируют и какие ограничения накладывают. В этом смысле видеоанализ как самостоятельный метод может быть использован в конкретных случаях, но это совершенно не обязательно.

Использование слова «канал» в исследовании кажется мне удачным в качестве инструментального понятия на начальном этапе, потому что он является технической особенностью платформы, а значит, существует объективно. Видеоблог же, как кажется, это уже нечто концептуальное, предполагающее некоторую связность, целостность (хотя эти характеристики иногда относятся и к каналу). В любом случае, поскольку оба этих слова наполняются разными смыслами для разных пользователей, задача исследователей первоначально состоит в том, чтобы выловить эти смыслы и на их основе выработать эмпирически и теоретически обоснованные определения понятий.