тьюториал антрополога Елены Соколовой
что такое цифровая этнография?
Понятие «этнография» в международной литературе относится к особому методу, который используется в социально-культурной антропологии, социологии, в междисциплинарных и прикладных исследованиях. Это несколько отличается от того, что подразумевают под этим термином в России, где иногда приближают этнографию к этнологии, исследованиям народов и этничности — происходит это в силу исторических причин, и это тема для отдельной дискуссии.

В тьюториале мы сознательно будем руководствоваться международным пониманием этнографии, поскольку хотим по возможности обеспечить симметрию с современной международной наукой, тем более, что практически все наиболее значимые работы по цифровой этнографии написаны на английском языке.
Итак, «этнография» — это метод. Несмотря на многочисленные попытки описать его, нет единого, повсеместно принятого определения, потому что существует множество форм этнографических исследований. Скорее можно предложить несколько характеристик, свойственных этому методу: включённое наблюдение, целостный подход, чувствительность к контексту и социо-культурное описание, к которым Стюарт также добавляет связь с теорией: антропологической или социологической [Stewart, 1998].
[Stewart, 1998].
Последний пункт фактически соответствует современному подходу, когда этнографическое исследование должно быть основано на полевом материале, но также предполагает связь с теорией — empirically grounded and theoretically rich, как пишут организаторы международных конференций.

Следует заметить, что этнография всегда была комплексным понятием и подразумевала наличие смешанных, ситуативно обусловленных методов:
Антропологи классической эры (Малиновский, его ближайшие последователи и студенты) не делали из «метода» большого фетиша. Они определенно не приравнивали этнографическую работу в поле к единственной методологически-обусловленной парадигме.
Atkinson and Delamont, 2010
Отчасти это объясняет и современное положение этнографии, в том числе применительно к цифровому полю.

Если «этнография» относится к методу, то определение «цифровая» относится к полю исследований, и здесь также присутствуют разные определения, сложившиеся исторически и ситуационно. Показательным примером может служить цитата из лекции Ади Кунцман
Есть разные термины: цифровая этнография, кибер-этнография, онлайн-этнография. Кристин Хайн, например, в своей известной книге «Virtual Ethnography» разделяет эти понятия. Я не вижу пользы в том, чтобы их сильно разделять. Сама я начала исследования довольно давно, лет 15 назад, ещё до появления соцсетей, и использовала в своей работе понятие «кибер-этнография», для меня это было связано с этнографией человеческого общения, которое происходит в виртуальном пространстве.
Ади Кунцман
Цифровая этнография на практике сосуществует и часто используется вместе с другими методами. Цель обзора ниже состоит в том, чтобы тезисно представить картину исследований цифрового поля и цифровых практик, чтобы дальше сосредоточиться на примерах исследований и исследователей.
Первый момент, на который мы хотим обратить внимание, это историческая тенденция смещения фокуса от исследования виртуальных миров по направлению к интеграции полей и исследованию целостного опыта. Это происходит как в научно-исследовательских проектах, так и прикладных. Начнём с научных исследований.
[Boellstorff, 2010]
см. например, работы Миллера и его команды [Miller et al, 2016]
например [Pink et al, 2016]
Представим модель с двумя крайними позициями. С одной стороны — «виртуальная этнография», исследование виртуальных миров в виртуальном поле, например, работы Белсторффа. С другой стороны — «классическая этнография», когда конкретный цифровой опыт, например, использование соцсетей, изучается в полной совокупности всего остального опыта, а антрополог больше года физически находится среди тех, кого изучает.

Помимо крайних точек есть ещё множество вариантов посередине, которые следуют идее ситуационной интеграции цифрового поля и жизни офлайн. Это наиболее частый вид современного исследования, к которому приходят даже те, кто раньше занимался исключительно виртуальным полем.
[Hine 2000]
cм. пример недавнего скандала с участием Трампа, Cambridge Analytica, Facebook [Giles, 2018].
см. например работу [Boellstorff et al, 2012], речь о которой пойдет ниже.
Показательный пример такого исторического дрифта представляют работы Кристин Хайн. Её знаменитая работа почти двадцатилетней давности была посвящена виртуальной этнографии, а другая её работа, вышедшая в прошлом году, называется «From virtual ethnography to the embedded, embodies, everyday internet». В ней Хайн говорит о том, что её последние этнографические исследования «охватывают онлайн и оффлайн, следуя практикам осмысления, meaning-making, как люди используют свой онлайн-опыт в контексте офлайн (и наоборот)» — этому же направлению посвящена её книга [Hine 2015].

Смешанные методы и междисциплинарность занимают особое место в исследованиях цифрового поля, и это не отдельные эксперименты, а скорее общепринятый подход. В сборнике «Routledge Companion to Digital Ethnography», выпущенном в 2017 году, постулируется «необходимость экспериментировать с цифровой формой такими способами, которые способны переписать этнографию и этнографический архив, повлечь за собой пересмотр цифровой инфраструктуры, посредством которой они будут существовать» [Hjorth et al., 2017 с.13]. Там же говорится о требованиях относительно «новых форм сотрудничества среди антропологов», а также «между антропологами и другими исследователями не только в гуманитарных науках, но также и в компьютерных, информационных и науках о данных» [Ibyd].

Третий важный момент, на который мы хотим обратить внимание, касается того, кто собирает данные, позиции или точки сборки, и это относится в равной степени к научным и коммерческим исследованиям. Например, известный факт, что разнообразные цифровые данные, big data, собирают как учёные-исследователи, так и компании. Имея предиктивную силу [Kosinski et al, 2013], эти данные могут использоваться в бизнесе, политике и других областях.

С одной стороны, это яркий и этически спорный показатель того, как «базовое положение науки» о разделения субъекта и объекта сохраняется и в том, что касается новых феноменов, цифрового опыта и цифровых данных. С другой стороны, всё чаще обсуждаются возможности исследований из позиции первого лица, чему способствует, в том числе, распространение различных цифровых технологий обратной связи. Не обязательно ждать появления рекламы Трампа и скандалов — можно посмотреть на свой профиль на Facebook вот тут, пока эту возможность не закрыли для массовой аудиторий.

Наконец, растёт технологический self-tracking [Neff and Nafus, 2016], и это ещё одно интересное направление. Все мы становимся исследователями себя, так?

Таким образом, цифровую этнографию не стоит понимать исключительно узко: как для научных, так и для практических исследований нужно исходить из целей и контекста, которые могут (и, скорее всего, будут) выходить за рамки «цифры», что касается в том числе и исследования виртуальных миров.
примеры методологических подходов
в частности, [Boellstorff et al, 2012], [Pink et al, 2016] и [Hjorth et al, 2017].
например, [Bernard and Gravlee, 2014], [Fielding et al, 2017], и др.
В книгах по этнографии, цифровой этнографии и цифровой антропологии почти нельзя встретить пошаговой методологической инструкции, и это справедливо, если говорить о научных исследованиях, где дизайн проекта зависит от многих вводных параметров. Материалы, как правило, предлагают набор из теоретических и практических аспектов, описания кейсов и этических вопросов, которые в совокупности образуют исследовательский опыт, который предлагается изучать часто в связке с эмпирическими данными.

Ниже мы приведём примеры структуры и подходов нескольких книг по этнографии цифрового поля. Надеемся, это поможет вам впоследствии лучше ориентироваться в разнообразном материале. А по вопросам дизайна проекта и смешанным методам мы предлагаем обращаться к общим материалам методологического характера.
этнография виртуальных миров
В качестве классического примера я предлагаю взять издание «Ethnography and Virtual Worlds: A Handbook of Method» [Boellstorff et al, 2012], которое посвящено методологическим основаниям виртуальной этнографии. В работе над книгой участвовали Том Белсторфф и Бонни Нарди, классики цифровой этнографии, исследовавшие виртуальные миры многопользовательских игр (об этом см. в разделе про примеры исследований), которые имеют богатый личный опыт.

Эта книга в большей степени, чем остальные, похожа на учебник, поэтому начинающим исследователям мы рекомендовали её в первую очередь. Она ведёт читателя от истории и теории этнографии к подготовке и проведению конкретного исследования, анализу результатов и их презентации. Отдельная глава посвящена дизайну исследования и процессу подготовки: исследовательским вопросам (актуальности, персональному интересу), выбору группы или вида деятельности для исследования, параметрам поля, изучению контекста офлайн. Рассматриваются онлайн-методы, такие как включённое наблюдение в виртуальных мирах, интервью и исследования в виртуальных мирах, разнообразные методы сбора данных (записи чатов, экрана, видео, аудио), использование количественных данных, привлечение офлайн-методов и т.д. Глава про анализ данных включает в себя описание роли теории применительно к анализу данных, а также работы с разными типами данных, в том числе данными включенного наблюдения, текстовыми, визуальными и прочими.

Большое внимание авторы уделяют принципам работы с людьми при проведении исследования. Есть глава, которая посвящена этике, где речь идет о принципах заботы, об информированном согласии, институциональных и юридических рисках, анонимности, интимности, достоверности и других вопросах. Ещё есть глава про институциональное согласование, Human Subjects Clearance and Institutional Review Boards, протоколам и процедурам. К сожалению, этическая часть, как правило, выпадает из исследований, проводимых в России.
современная цифровая этнография
Сборник «Digital Ethnography: Principles and Practice» [Pink et al, 2016] представляет собой иную, чем у Белсторффа, структуру, поочередно обращаясь к различным аспектам цифровой этнографии: исследованию опыта, практик, вещей, отношений, социальных миров, локальностей, мероприятий. Определяются новые принципы, касающиеся цифровой этнографии, такие как множественность, не-цифро-центрированность, открытость, рефлексивность и неортодоксальность.

Еще один свежий сборник, «The Routledge Companion to Digital Ethnography» [Hjorth et al, 2017] представляет собой набор статей, теоретических эссе и эмпирических кейсов, которые складываются в несколько больших тематических блоков: обсуждение цифровой этнографии, отношения, визуальность и голос, место и со-присутствие, игры, искусство, инфраструктура, политика и дизайн. Это позволяет на конкретных примерах ознакомится с богатой междисциплинарной повесткой.

Цифровая этнография близка антропологии и этнографии медиа, например [Postill and Pink, 2012]. Ценным источником материалов, а также площадкой для международного научного обсуждения является рассылка и портал «The Media Anthropology Network» Европейской ассоциации социальных антропологов (EASA), в рамках которой с 2004 года проводятся регулярные виртуальные семинары (на момент написания тьюториала их было проведено 62!). В них участвуют лучшие исследователи в области цифрового поля со всего мира. Эта виртуальная площадка заслуживает внимания наравне с формальными мероприятиями международных профессиональных объединений (4S, AAA, AoIR), которые могут быть интересны тем, кто занимается цифровым полем и методами.
этика цифровых исследований
Теме этики можно посвятить отдельный тьюториал, но для того, чтобы хотя бы кратко обозначить направление и его важность, мы добавили в список литературы несколько материалов из международной практики. Мы предлагаем познакомиться с ними тем, кто отправляется в цифровое поле, в котором будут другие люди (например [Josephides, 2015], [Zimmer and Kinder-Kurlanda, 2017]).

Почитать про этику кратко можно в учебнике Белсторфа, упомянутом выше [Boellstorff et al, 2012]. Пример работы британского этического комитета можно посмотреть тут.
5 отличных исследований
В этом разделе мы хотим поделиться несколькими знаковыми материалами, ставшими уже «классическими» исследованиями цифрового поля, расположенными в порядке от исследования виртуальных миров по большей части в виртуальном поле к интегрированным подходам. Правда, оговоримся, что далеко не все исследователи могут годами (5 лет!) заниматься одним проектом, писать монографии и создавать мультимедийные проекты как Белсторфф и Миллер. Поэтому мы добавили еще один пример, который в большей степени похож на те исследования, которые можно встретить на конференциях или в журналах — статью на Allegra.Lab Ани Эванс (Anya Evans), PhD кандидата, занимающейся этнографическими исследованиями в Палестине — которая, впрочем, нам тоже нравится.

Первые два примера — исследования многопользовательских игр, таких как World of Warcraft [Nardi, 2010] и Second Life [Boellstorff, 2010]. Это виртуальная этнография, которая в качестве эмпирического материала отлично дополняет учебник [Boellstorff et all, 2012], приведенный выше. Мы также даем ссылку на видео, где Том Белсторф рассказывает о своей работе.

Третий пример — свежая работа Дэвиса и Белсторфа [Davis and, Boellstorff 2016], посвящённая виртуальным мирам и проблемам инвалидности, где они исследуют вопросы креативности и цифрового капитала. Она выходит за рамки виртуального поля, связывая обусловленное болезнью состояние и цифровой опыт в русле тенденции перехода к интеграции «реальностей», о которой мы говорили.

Четвёртый пример — исследование использования приложения для знакомств Tinder в случае «двух культурно разных, но географически близких групп», израильтян и палестинцев.

Пятый пример — масштабный проект изучения опыта социальных медиа в разных странах, базирующийся на длительном этнографическом поле, важнейшую роль в котором играет офлайн.
1
My Life as a Night Elf Priest
Nardi, B., 2010. My Life as a Night Elf Priest: An Anthropological Account of World of Warcraft.Ann Arbor: University of Michigan.
2
Second Life
Boellstorff, T., 2010. Coming of Age in Second Life: An Anthropologist Explores the Virtually Human. Princeton University Press, Princeton.
Бонусное видео о работе Белсторфа
3
Compulsive Creativity: Virtual Worlds, Disability, and Digital Capital
Davis, D.Z., Boellstorff, T., 2016. Compulsive Creativity: Virtual Worlds, Disability, and Digital Capital. International Journal of Communication 10, 23.
ссылка
4
Tinder as a Methodological Tool
Evans, A., 2017. Tinder as a methodological tool. Allegra
ссылка
5
Why We Post
Miller, D. at al. 2016. How The World Changed Social Media.
Сайт проекта
Сайт курса eng
Сайт курса ru
три эксперта
Ади Кунцман (Adi Kuntsman)
социолог, PhD, преподаватель Metropolitan University of Manchester.
Она исследует цифровое поле много лет [Kuntsman 2004, 2009]. Как было упомянуто выше, в прошлом году она выступила в роли лектора онлайн-школы клуба любителей по теме цифровой этнографии — мы рекомендуем посмотреть видео или ознакомиться с текстом.

В этом году Ади Кунцман — тьютор трека по digital disengagement в рамках школы, прочитать об её исследовании отказа от использования технологий можно здесь или здесь.
Дарья Радченко
культуролог, кандидат наук, заместитель руководителя Центра городской антропологии КБ Стрелка.
Она работает в России и в рунете, и это делает её опыт особенно ценным, занимается в том числе цифровым фольклором, визуальной культурой, соцсетями и урбанистикой. Автор более 50 статей. Тому «Как фотографии из социальных сетей помогут изменить жизнь города?» посвящено её недавнее выступление TEDx.


Дэниел Миллер (Daniel Miller)
антрополог, PhD, профессор University College London.
Один из самых известных специалистов в области цифровой антропологии в мире, он плодотворно пишет, в том числе в соавторстве.

Дэниел Миллер присутствовал на конференции клуба любителей, по ссылке можно посмотреть видео выступления. Позднее клубом был запущен перевод курса WWP на русском языке. Текущий проект Миллера посвящён теме смартфонов и старения. В нём, также как в WWP, участвует большая команда антропологов, работающих по всему миру и регулярно ведущих блог.
см. его работы, посвященные цифровым медиа [Miller and Sinanan 2017, Miller at al. 2016; Borgerson and Miller 2016; Madianou and Miller 2013 и др.], гаджетам [Miller and Sinanan 2014 и др.], а также вышедший под его редакцией сборник по цифровой антропологии [Horst and Miller 2012].
что почитать на эту тему
список литературы
  1. Ahmed, S., 2005. The Cultural Politics of Emotion. Edinburgh Univ. Press, Edinburgh.

  2. Apply Magic Sauce - Prediction API - [WWW Document]. Apply Magic Sauce. URL https://applymagicsauce.com (accessed 3.25.18).

  3. Atkinson (ed.), P., Delamont (ed.), S., 2010. SAGE Qualitative Research Methods, SAGE Benchmarks in Social Research Methods. SAGE Publications.

  4. Bernard, H.R., Gravlee, C.C. (Eds.), 2014. Handbook of Methods in Cultural Anthropology, 2 edition. ed. Rowman & Littlefield Publishers, Lanham.

  5. Boellstorff, T., Nardi, B., Pearce, C., Taylor, T.L., Marcus, G.E., 2012. Ethnography and Virtual Worlds: A Handbook of Method. Princeton University Press, Princeton.

  6. Borgerson, J., Miller, D., 2016. Scalable sociality and "How the world changed social media": conversation with Daniel Miller. Consumption Markets & Culture 19, 520–533. https://doi.org/10.1080/10253866.2015.1120980

  7. Boulianne, S., Minaker, J., Haney, T.J., 2018. Does compassion go viral? Social media, caring, and the Fort McMurray wildfire. Information, Communication & Society 21, 697–711. https://doi.org/10.1080/1369118X.2018.1428651

  8. Caliandro, A., 2017. Digital Methods for Ethnography: Analytical Concepts for Ethnographers Exploring Social Media Environments. Journal of Contemporary Ethnography 891241617702960. https://doi.org/10.1177/0891241617702960

  9. Collins, S.G., Durington, M., Favero, P., Harper, K., Kenner, A., O'Donnell, C., 2017. Ethnographic Apps/Apps as Ethnography. Anthropology Now 9, 102–118. https://doi.org/10.1080/19428200.2017.1291054

  10. Davis, D.Z., Boellstorff, T., 2016. Compulsive Creativity: Virtual Worlds, Disability, and Digital Capital. International Journal of Communication 10, 23.

  11. EASA Media Anthropology Network - Home [WWW Document], n.d. URL http://www.media-anthropology.net/ (accessed 3.25.18).

  12. Evans, A., 2017. Tinder as a methodological tool. Allegra [WWW Document], n.d. URL http://allegralaboratory.net/tinder-as-a-methodological-tool/ (accessed 3.25.18).

  13. Fielding, N.G., Lee, R.M., Blank, G. (Eds.), 2017. The SAGE Handbook of Online Research Methods, 2 edition. ed. SAGE Publications Ltd, Thousand Oaks, CA.

  14. Gajjala, R., 2002. An Interrupted Postcolonial/Feminist Cyberethnography: Complicity and Resistance in the "Cyberfield." Feminist Media Studies 2, 177–193. https://doi.org/10.1080/14680770220150854

  15. Giles, M., 2018. The Cambridge Analytica affair reveals Facebook's "Transparency Paradox" [WWW Document]. MIT Technology Review. URL https://www.technologyreview.com/s/610577/the-cambridge-analytica-affair-reveals-facebooks-transparency-paradox/ (accessed 3.21.18).

  16. Hallett, R.E., Barber, K., 2014. Ethnographic Research in a Cyber Era. Journal of Contemporary Ethnography 43, 306–330. https://doi.org/10.1177/0891241613497749

  17. Hine, C., 2000. Virtual Ethnography.

  18. Hine, C., 2015. Ethnography for the Internet: Embedded, Embodied and Everyday. Bloomsbury Academic.

  19. Hine, C., 2017. From virtual ethnography to the embedded, embodies, everyday internet in Hjorth, L., Horst, H., Galloway, A., Bell, G. (Eds.).The Routledge Companion to Digital Ethnography. Routledge.

  20. Hjorth, L., Horst, H., Galloway, A., Bell, G. (Eds.), 2017. The Routledge Companion to Digital Ethnography. Routledge.

  21. Horst, H., Miller, D. (Eds.), 2012. Digital Anthropology. Bloomsbury Academic.

  22. Josephides, L., 2015. Knowledge and Ethics in Anthropology: Obligations and Requirements, First published. ed. Bloomsbury Academic.

  23. Kosinski, M., Stillwell, D., Graepel, T., 2013. Private traits and attributes are predictable from digital records of human behavior. PNAS 110, 5802–5805. https://doi.org/10.1073/pnas.1218772110

  24. Kozinets, R., 2015. Netnography: Redefined, 2 edition. ed. SAGE Publications.

  25. Kuntsman, A., 2004. Cyberethnography as home-work. Anthropology Matters 6.

  26. Kuntsman, A., 2009. Figurations of Violence and Belonging: Queerness, Migranthood and Nationalism in Cyberspace and Beyond.

  27. Madianou, M., Miller, D., 2013. Polymedia: Towards a new theory of digital media in interpersonal communication. International Journal of Cultural Studies 16, 169–187. https://doi.org/10.1177/1367877912452486

  28. Markham, A., 2004. Reconsidering self and other: the methods, politics, and ethics of representation in online ethnography. In Handbook of qualitative research (eds) N.K. Denzin & Y.S. Lincoln. Thousand Oaks: Sage.

  29. Thelwall M., Goriunova O., Vis F., Faulkner S., Burns A., Aulich J., Mas‐Bleda A., Stuart E., D'Orazio F., 2015. Chatting through pictures? A classification of images tweeted in one week in the UK and USA. Journal of the Association for Information Science and Technology 67, 2575–2586. https://doi.org/10.1002/asi.23620

  30. Miller, D. at al. 2016. How The World Changed Social Media.

  31. Miller, D., Sinanan, J. 2017. Visualising Facebook.

  32. Nardi, B., 2010. My Life as a Night Elf Priest: An Anthropological Account of World of Warcraft

  33. Neff, G., Nafus, D., 2016. The Self-Tracking.

  34. Pink, S., Horst, H., Postill, J., Hjorth, L., Lewis, T., Tacchi, J., 2016. Digital Ethnography: Principles and Practice.

  35. Postill, J., Pink, S., 2012. Social Media Ethnography: The Digital Researcher in a Messy Web. Media International Australia 145, 123–134. https://doi.org/10.1177/1329878X1214500114

  36. Segalin, C., Celli, F., Polonio, L., Kosinski, M., Stillwell, D., Sebe, N., Cristani, M., Lepri, B., 2017. What your Facebook Profile Picture Reveals about your Personality. https://doi.org/10.1145/3123266.3123331

  37. Stewart, A., 1998. The Ethnographer's Method, 1st ed, Qualitative Research Methods. SAGE Publications, Inc.

  38. Why We Post - Online Course [WWW Document]. FutureLearn. URL https://www.futurelearn.com/courses/anthropology-social-media (accessed 3.25.18).

  39. Why We Post [WWW Document], n.d. URL http://www.ucl.ac.uk/why-we-post (accessed 3.25.18).

  40. Why We Post: антропология социальных медиа [WWW Document], n.d. URL https://openedu.ru/course/hse/WEPOST/ (accessed 3.25.18).

  41. Zimmer, M., Kinder-Kurlanda, K., 2017. Internet Research Ethics for the Social Age: New Challenges, Cases, and Contexts, New edition. Peter Lang Inc., International Academic Publishers, New York.

  42. Курцман, А., 2017. Цифровая этнография. [WWW Document]. URL http://clubforinternet.net/school/lesson2 (accessed 3.25.18).

  43. Харауэй, Д., 2017. Манифест киборгов. Наука, технология и социалистический феминизм 1980-х.