курс «дискурсы государства и сми об интернете»
онлайн-школы интернет-исследований'18



неделя #2

дискурс опросов
общественного мнения
что мы знаем об интернете
почему мы предлагаем изучать опросы?
Gamson W. A., Modigliani A. Media discourse and public opinion on nuclear power: A constructionist approach //American journal of sociology. – 1989. – Т. 95. – №. 1. – С. 1-37.
Знание об интернете, и в том числе знание, принадлежащее государству и распространяющееся в медиа, базируется на нескольких основополагающих представлениях о природе интернета. Одно из них — это представление о том, какую роль играет интернет в жизни людей. Откуда возникает ответ на этот вопрос? Безусловно, из разных источников: личного опыта, прочитанных текстов, из медиа. Есть и другие источники: научные материалы (среди которых описывающих непосредственно интернет не очень много), данные статистики и опросов общественного мнения.

Когда мы только начинали наши исследования, мы решили систематизировать всё, что вообще можно знать об интернете. Это были:

  • исследования компаний (Яндекс делает интересные исследования)
  • аналитика крупных корпораций (отличный канал в телеграме на эту тему ведёт Алексей Никушин)
  • данные Росстата (и те исследования, которые по ним проводят в ИСИЭЗ Высшей школы экономики).

Но мы столкнулись с тем, что сами наши задачи не совпадают с материалами, которые есть у других исследовательских организаций. Например, почти ничего не написано о региональных различиях. Но это привет соседнему курсу, про интернет и регионы (кстати, мы проанализировали 204 исследования разного рода, и информация про разные города есть только в 20).

Мы поняли, что значение имеют не только объекты исследования, но и связь между дискурсами опросов, власти и медиа. И в нашем исследовании именно опросы оказались связующим звеном. Мы ориентировались на современные работы, некоторые из которых уже стали классическими, например, вот этот анализ медиадискурса и опросов по поводу ядерной энергии. Гамсон и Модильяни отмечают, что разница в результатах опроса в том числе связана и с формулировками. Тогда мы решили посмотреть на формулировки вопросов и понять: может быть, и в том, что касается интернета, их стоит иметь в виду?

Есть и другое обстоятельство, подтолкнувшее нас к изучению опросов: они всегда очень близки к тому, как государственная власть принимает решения. Знание об общественном мнении — часть работы современной демократии, и её институты и практика проведения опросов общественного мнения формировались бок о бок. Можно прочитать об этом в работах Бориса Докторова, короткий интересный текст есть вот тут.

В последние годы часто говорят о том, что онлайн-исследования и изучение больших данных могут заменить опросы. Есть критика по поводу опросов и со стороны качественных исследователей. Мы видим, что зарубежные исследовательские фабрики всё чаще прибегают к смешанным методам, чтобы исследуемые данные не просто были цифрами, а сообщали дополнительный смысл, раскрывали контекст описываемых явлений.

Например, посмотрите вот на этот опрос о том, как подростки вступают в романтические отношения онлайн. Тут есть их цитаты и разнообразные опросы, показывающие, скажем, насколько приличным считается расстаться через смену статуса в социальной сети, и почему тинейджеры чатятся со своими возлюбленными круглые сутки, а также что значит присутствие бабушки в комментариях (спойлер: из-за родственников в соцсетях люди менее склонны делать отношения публичными).
тут мы воспользовались самым простым подходом: Valsiner J. et al. Social representations: a revolutionary paradigm //The Cambridge Handbook of Social Representations. – 2015
И всё же, почему мы стали анализировать именно формулировки вопросов, не обращая внимания на то, как на них отвечают люди?

  • Особенность языка. Она заключается в том, что вопросы должны быть поняты разными слоями населения максимально однозначно. Таким образом, проанализировав формулировки вопросов, исследователи могут получить представление о социальных репрезентациях интернета в обществе, то есть о «системе ценностей, идей и методов, которые служат для установления общественного порядка и облегчения общения».

  • Результаты опросов. Они напрямую зависят от того, как сформулированы вопросы, и часто используются для легитимации решений правительства. Кроме того, использование таких результатов в медиа влияет на формирование представлений об общественном мнении.
Во многом мы включили этот элемент в наши исследования после обсуждения статьи Григория Асмолова «Лицом к Дракону: Роль общественного мнения в регулировании российского интернета». Если коротко: россияне терпимее относятся к цензурированию интернета. И Григорий и с коллегами из Анненберга выделяют четыре основных причины этого явления:
1
Существует связь между частотой использования интернета и отношением к ограничительным мерам: ограничения поддерживают в первую очередь те, кто является менее активными пользователями.
2
По словам Алексея Левинсона из «Левада-Центра», большинство россиян не разделяет отрицательное отношение к цензуре, свойственное либеральной интеллигенции. Более того, он утверждает, что россияне не связывают запрещение «вредоносных» сайтов с нарушением прав человека.
3
У граждан вообще и у пользователей в частности нет четкого понимания угроз интернета, также как нет представлений о возможных ограничениях.
4
На восприятие новых медиа (интернета) влияют старые медиа (телевидение).
Но можем ли мы воспринимать результаты опросов как они есть, сравнивая данные разных лет? Ведь необходимо критически относиться к формулировкам вопросов. Например, когда респондентов спрашивают про нелегальный контент, обычно имеют в виду пиратство, а не собственно нелегальные материалы (такие как порнография с участием детей).
как устроены опросы?
Всероссийские опросы в основном проводят несколько организаций, наиболее крупные из них:

  • ФОМ
  • ВЦИОМ
  • Левада
  • Ромир
  • ГфК-Русь

ФОМ, ВЦИОМ и Левада при этом являются крупнейшими компаниями, поэтому именно их опросы составили большинство в нашей выборке.
Опросы общественного мнения — это не статистические измерения, но мнение большинства россиян. С этим связано несколько интересных проблем: от необходимости дополнительного изучения Росстата (см. ниже) до необходимости соотносить данные опросов с данными социальных сетей и дискурсами, которые возникают там (ведь там никого не опрашивают, и следовательно, нет сдвига ответов из-за фигуры интервьюера).

Но эти спорные вопросы всё же относятся к методологии опросных исследований и не связаны напрямую с тем, что интересно нам.
В рамках нашего исследования была собрана база вопросов из всероссийских опросов населения с 1999 по 2017 гг. В базу вошли вопросы об интернете, онлайн-ресурсах и технологиях, задававшиеся населению как в рамках специальных исследований интернета, так и в еженедельных опросах. Наше исследование заключалось в анализе того, как спрашивают людей об интернете.

Мы работали именно с формулировками анкетных вопросов и проанализировали:

  • как формулируется само понятие «интернет» (интернет как что?) в тексте вопроса;
  • о чём спрашивают респондентов, на получение какой информации направлен тот или иной вопрос, то есть тематику вопроса

На основе этих двух вопросов мы выделили два типа тегов:

  • первый — характеризует непосредственно интернет;
  • второй — характеризует тему вопроса.
пример

в вопросе: «Пользуетесь ли вы интернетом для „блуждания" в „мировой паутине" или для отправки электронной почты?» , тег №1: «объект пользования», тег №2: «цели использования».

в вопросе: «В целом, насколько Вы доверяете следующим средствам массовой информации: интернету?», тег №1: «СМИ», тег №2: «доверие».
Мы заметили, что тексте вопросов интернет может фигурировать и как новая технология, и как услуга связи, и как СМИ. А иногда бывает и так, что сформулировать определение интернета, исходя из формулировки, вовсе непросто. В таких случаях об интернете можно говорить как о чём-то, чем пользуются с конкретными целями, то есть как об объекте пользования, или же как о пространстве, в котором могут совершаться конкретные действия, где может храниться информация и т.д.
пример

вопрос: «Покупали ли вы что-либо через интернет (он-лайн) в течение последних трех месяцев?» (интернет — пространство для покупок)
Так, исходя из проделанного анализа, определение интернета изменялось на протяжении 16 лет: от неопределённого явления и технологии до средства связи, СМИ, объекта пользования и регулирования.
В текстах опросов вопросы, касающиеся осведомленности, отношения к интернету и владения технологиями, сменились вопросами о конкретных практиках, доверии к интернету как к источнику информации. Следом начали появляться вопросы о возможном регулировании интернета: об ограничениях, цензуре, охране авторских прав и других государственных инициативах.
От того, как определён интернет, во многом зависит то, о чём будут спрашивать респондентов. В опросах раннего периода (с 1999 по 2002) формулировки характеризуют интернет именно как технологию, новое явление.
пример

вопрос: «Скажите, пожалуйста, как вы лично относитесь к следующим вещам и явлениям: современные технологии: компьютер, факс, сотовая связь, интернет?»
Уже в 2001 появляются вопросы, направленные на определение конкретных практик, например, использование интернета для науки, учёбы и т.д. Начиная с 2002 года, эти вопросы становятся регулярными. Так, например, вопросы ВЦИОМ: «Для чего вам необходим доступ к сети интернет?» и «Пользуетесь ли вы интернетом, и если да, то как часто?» задают респондентам с 2002 года.
Можно выделить несколько определений интернета, связанных с коммуникацией. Так, об интернете говорят как о средстве связи, способе коммуникации и пространстве для общения. Именно так можно определить интернет, исходя из формулировок вопросов ФОМ, ВЦИОМ, РОМИР, начиная с 2006 года. Эти вопросы касаются технического оснащения: использования телефона, компьютера, ноутбука, планшета — а также конкретных онлайн-практик пользователей.
пример

вопрос: «Оцените качество используемых Вами услуг связи: Интернет?»

вопрос: «Скажите, пожалуйста, какие устройства вы используете для выхода в интернет?»
С этого же года частыми становятся вопросы, в которых интернет понимается не как технология, а как источник информации или средство массовой информации. Респондентов спрашивают о доверии, о поиске информации, об отношении к интернету как к информационному ресурсу. Интернет сравнивается с традиционными СМИ.
пример

вопрос: «Как часто Вы пользуетесь следующими средствами массовой информации интернетом?»
В некоторых случаях важно проанализировать не только формулировку вопроса, но и варианты ответа.
пример

вопрос: Выберите из следующих пар суждений о интернете те, которые более всего соответствуют вашей точке зрения:

  • Интернет – это мощный ресурс получения оперативной и достоверной информации
  • Интернет – это неконтролируемое информационное пространство, где много недостоверной и даже вредной информаци
  • затрудняюсь ответить
Это вопрос 2006 года. Заметим, что на долгое время после этого интернет пропадёт как целостное явление из опросов, а вернётся только в 2010-е годы, когда людей будут спрашивать о том, как они видят роль интернета.

С ноября 2008 года опросы направлены на то, чтобы узнать мнение респондентов о регулировании интернета: «Как Вы считаете, в достаточной ли степени государство сейчас регулирует деятельность интернета в России?». В этом примере важно вот что: регулировать собираются именно деятельность интернета. Теперь это актор, способный самостоятельно влиять на жизнь граждан. Хотя способность влиять на мир и людей вменялась интернету и в самых первых опросах.
пример

вопрос: «Как вы думаете, развитие интернета — неконтролируемого информационного пространства, объединяющего весь мир, идет сейчас на пользу или во вред обществу?» (задавался в 2000 и в 2013)

вопрос: «Как, по Вашему мнению, интернет влияет на жизнь человека?»
    Кстати, важно заметить, что в обеих этих формулировках интернета пока является общим актором, а не, например, набором конкретных сайтов, ресурсов или группой пользователей.
    Образ интернета во всероссийских опросах меняется. Из новой технологии и неопределённого явления он превращается в источник информации и приравнивается к СМИ. И далее совсем растворяется в вопросах про конкретные интернет-ресурсы или технологии. Но возникает снова, когда среди вопросов о целях, частоте и навыках появляются вопросы о доверии и регулировании.

    Особенность опросов последних лет состоит в том, что само слово «интернет» исчезает из некоторых формулировок. Людей не спрашивают про интернет, им задают вопросы о действиях в социальных сетях, конкретных онлайн-ресурсах.
    пример

    «На каких поисковиках Вы обычно читаете новости, информационные сообщения?»

    «На каких форумах, блогах, сайтах социальных сетей Вы обычно узнаёте новости, информационные сообщения?»

    «Как вы считаете, в целом допустимо или недопустимо использовать для контекстной рекламы поисковые запросы пользователя?»
      результаты
      Итак, какие выводы мы делаем:

      • Опросы по поводу интернета сильно отличаются друг от друга. Это не особенность интернета как такового, понятно, что по мере его распространения значение технологий и сервисов, связанных с ним, меняется. Но нужно понять, что же это значит, какую поправку на формулировку вопросов мы должны делать, соотнося данные разных лет.

      • Интернет то распадается (когда речь идёт о практиках), то снова собирается в единое понятие (когда речь идёт о регулировании). Это значит, что, например, в ситуации, когда люди высказываются за или против цензуры, очень важна формулировка вопроса, так как если в опросе не соотносится то, что связано с личной практикой, и то, что происходит в «обществе», то и ответы людей оказываются о разных вещах.

      • Разные роли интернета связываются с разными сервисами и технологиями.

      Мы хотим вместе с вами завершить это исследование, обсудить это, а потом соотнести с тем, как менялись дискурсы в СМИ и у государства.
      задание
      Мы предполагаем, что когда возникают общие вопросы об «интернете», это требует отдельного уточнения. Между тем, эти вопросы используются и исследователями, и, вероятно, политиками в разных целях. Мы хотели бы обсудить это и понять, каким образом стоит формулировать вопросы, чтобы они были точнее.
      Мы предлагаем вам три задания:

      1. Предложите, пожалуйста, в нашем чате свои варианты вопросов или блоков вопросов/тем для опросов общественного мнения в России.

      2. В самом начале мы подробно цитируем статью Григория Асмолова «Лицом к Дракону: Роль общественного мнения в регулировании российского интернета». Григорий и Полина Колозариди планируют дискуссию в рамках нашего курса. Мы будем очень рады, если вы предложите вопросы для этой дискуссии. Пишите их, пожалуйста, в сюда.

      3. Мы хотели бы рекрутировать небольшую группу для того, чтобы проверить, что происходит со статистическими замерами. Давайте вместе закодируем их и поймём, есть ли такая же ситуация там. Нам нужно 5 добровольцев — пожалуйста, напишите о своей решимости в чате. Это самое сложное задание, но самое впечатляющее по результатам: мы поймём, как же на самом деле складывается знание об интернете!