экспедиция в казань
отряд из клуба любителей интернета и общества и студентов под эгидой НИУ ВШЭ изучает историю интернетов в Казани
Мы едем в Казань, чтобы узнать, какова история интернетов в этом городе
30 ноября
День второй
Второй день пребывания исследователей в Казани оказался рекордным по продуктивности: 15 встреч! Мы узнали много интересного, и вам тоже расскажем.
Саша пообщалась с Феликсом Сандаловым — московским журналистом, приехавшим работать в местное издание «Инде». Казань ему нравится больше столицы: не надо гнаться за трендами, интересы аудитории меняются медленнее. Он рассказал об интересном балансе, который вынуждены соблюдать СМИ. С одной стороны, современные интернет-медиа изучают аудиторию и начинают понимать, чего хотят люди и как получить от них требуемую реакцию. С другой — журналистика может из-за этого превратиться в примитивный инструмент для нажимания кнопок, вызывающих определённые реакции, что не есть хорошо.

Задача городского медиа для Феликса — формирование городской идентичности, чтобы у города было «своё лицо». Он считает, что в Казани с этим справляются все ресурсы, просто каждый по-своему: аудитория «Инде» — молодёжь 25-30 лет, «Вечерней Казани» и «Бизнес-онлайна» — люди ближе к 40. К ЧМ-2018 в «Инде» планируют запустить серию переводов статей, чтобы выполнять функцию «отражения города» и для иностранных читателей.

Интересная деталь взаимодействия с интернетом: Феликс ищет старые сайты изданий и вдохновляется их опытом и содержанием в своем работе. Наконец, медиа, по мнению респондента, не может быть двигателем изменений, но может быть их катализатором: указывать государству и обществу на проблемы, которые пора бы решить.
Оля брала интервью у Антона Райхштата, главного редактора онлайн-проекта «Казанский репортёр». Он социолог по образованию, а в СМИ попал случайно: начал работать на телеканале «Эфир», пока учился в аспирантуре. После перерыва на несколько лет и работы в музее Кремля он вернулся в СМИ, но уже в онлайн: там, по мнению Антона, больше свободы и в плане тематик, и в плане возможностей. Можно одновременно делать и текстовый материал, и видео, и аудио-визуальный контент — формат ничем не ограничен.

Например, «Казанский репортёр» сделал интерактивную карту Казани и показал на ней, как менялся город за последние годы — застраивался, разрушался, осушался.

Антон рассказал, как менялись главные СМИ Казани: до 1991 это была газета «Вечерняя Казань», с 1991 до 2010-х - телеканал «Эфир», а с 2010-х это «Бизнес-онлайн». При этом «Городское медиа» для него - это «инструкция по сборке города», справочная и утилитарная информация.

Также Антон рассказал о распределении аудитории по платформам и создании групп в телеграме, где обсуждаются насущные проблемы: есть, например, телеграм-группа обманутых вкладчиков татфондбанка. По его мнению, такие группы не просто существуют для «выпускания пара», но и влияют на формирование гражданских и активистских действий в офлайне.
Рубрика #оффтоп: станции в казанском метро подписаны на трёх языках. сообщения Диктор дублирует на русском, татарском и английском языках - в таком порядке.
Оксана и Наташа беседовали с Натальей Ивановой — создательницей приложения «Мамы Казани». Уникальность этой истории в том, что раньше «мамская» тема не выходила за рамки форумов, пабликов и сайтов, и приложение — очень новый для нас феномен.

Изначально Наталья хотела сделать тайм-кафе для мам, но исследования показали, что это невостребованно. Узнав позже о возможности купить готовое решение для приложения, она согласилась. Сейчас Наталья занимается контентом и продвижением, а за техподдержку платит разработчикам.

Концепция приложения — создание площадки, которая будет одновременно и справочником по уходу за ребенком, и местом взаимодействия мам: перепродажа детских вещей, обсуждение проблем. Для пользователей всё бесплатно, а доход обеспечивается размещением среди прочих новостей рекламы компаний.

Новых пользователей Наталья привлекает в основном через сарафанное радио и офлайн-мероприятия. В последних чаще всего выступает в роли участника, но некоторые организует сама — это полезно для имиджа, и приносит если не скачивания, то новые связи и знакомства. Наталья упоминала, что среди однотипных ресурсов про здоровье ребенка и красоту выделяется ресурс "Бизнес Мамочки" — там сидят молодые мамы 25-30 лет и учатся тому, как строить, развивать и продвигать бизнес, будучи в декрете.

Последняя удивительная вещь, о которой мы узнали от Натальи — обилие WhatsApp чатов (по статистике, из 100 женщин с детьми у 10 есть телеграм, у 7 нет никаких соц.сетей, у остальных — WhatsApp). Вовлечение в них происходит в офлайне (мамы во дворе предлагают вступить в WhatsApp-комьюнити своего ЖК; добавляют соседки по родильной палате), а после они служат каналами связи, ненавязчивого продвижения своих услуг, местом поиска советов или обмена опытом.
Наталья назначила встречу в IKEA, и мы в очередной раз убедились: это прекрасный магазин независимо от города.
Оля и Саша встречались с Никитой Ишмуратовой, главным редактором проекта inkazan.ru. Как и большинство журналистов Казани, Никита пришёл в онлайн с телевиденья: телеканал «Эфир» был тогда кузницей кадров.

Никита (как и Антон Райхштат) выделил три этапа развития Казанских медиа во времени: «Вечерняя Казань», «Эфир», «Бизнес-Онлайн». При этом он считает, что само понятие «городское медиа» умирает. Для него «городское медиа» — чат или форум, площадка для обсуждения, и существование такое площадки — признак медийной отсталости, недоэволюционированности СМИ. А в Казани, по мнению Никиты, с развитием СМИ всё идеально.

Никита считает, что необходимо разделять источник информации и обсуждение этой информации. Поэтому у них на портале нет возможности комментировать новость, но её можно репостнуть в соцсети и обсуждать уже там.
Аня и Адель разговаривали с Сергеем Севрюгиным — одним из старейших казанских пользователей и разработчиков.

Сергей начал программировать еще в школе, где они с друзьями сами создавали игры. Из-за интереса к веб-дизайну он отказался от научной карьеры и стал дизайнером и разработчиком. Сергей работал в Лайнете (местный провайдер), в собственной компании по созданию сайтов Express-internet, поучаствовал в создании первого сайта Иннополиса, а потом и переехал туда вслед за женой-тестировщиком.

Иннополис Сергей описывает как рай для интровертов-программистов, где создана комфортная среда и нет ничего мешающего. Всю коммуникацию и поиск информации можно осуществлять через мощную сеть телеграм-ботов. Иннополис объединяет людей совершенно разных сред и поколений:

"Приходим после рыбалки в бар. Вокруг хипстеры, а мы — престарелые балбесы в дурацких костюмах" — смеется он.

эклектика в иннополисе повсюду: с хайтеком уживаются даже шишки.
Сергей рассказал нам и про ранний интернет: первый чат, где сидели все — bimchat, созданный как сайт местного радио. В конце 1998 все перешли на клубные сайты с форумами, один из крупнейших — Underground Kazan.CityOut. Сергей сам делал похожий проект и много других экспериментальных вещей — нередко на чистом энтузиазме, без какой-либо прибыли. Сейчас он жалеет, что не раскрывал некоторые свои инновационные идеи, что помешало им развиться.

Сергей считает очень важной свободу информации:

"Нельзя так относиться к контенту, нельзя делать его недоступным для других. Все равно найдется способ достать эту информацию, а карму себе разрабочик испортит"

Говорили и об идеальном будущем: в нем работу будут делать роботы, у всех будет базовый доход, а деятельность людей будет в основном связана с оказанием друг другу услуг.
Сергей рассказал нам и про ранний интернет: первый чат, где сидели все — bimchat, созданный как сайт местного радио. В конце 1998 все перешли на клубные сайты с форумами, один из крупнейших — Underground Kazan.CityOut. Сергей сам делал похожий проект и много других экспериментальных вещей — нередко на чистом энтузиазме, без какой-либо прибыли. Сейчас он жалеет, что не раскрывал некоторые свои инновационные идеи, что помешало им развиться.

Сергей считает очень важной свободу информации:

"Нельзя так относиться к контенту, нельзя делать его недоступным для других. Все равно найдется способ достать эту информацию, а карму себе разрабочик испортит"

Говорили и об идеальном будущем: в нем работу будут делать роботы, у всех будет базовый доход, а деятельность людей будет в основном связана с оказанием друг другу услуг на бартерной основе.
Наташа и Лена общались с Алексеем Морару и Тимуром Файзуллиным - генеральным директором компьютерного клуба VAULT44 и его арт-директором, соответственно.

Несмотря на недавнее открытие, клуб уже пользуется популярностью среди жителей Казани из-за качественного оборудования и постоянных турниров по различным киберспортивным дисциплинам.

«VAULT44 — это убежище всех киберспортсменов Казани»
К вопросу об убежищах.

(И ведь не поспоришь)

Нам удалось узнать много интересного об изменениях в работе компьютерных клубов с ходом времени. Например, меняется контингент посетителей клубов. Среди отдыхающих в VAULT44 многие старше 16, а порой и 20 лет, хотя еще десятилетие назад клубы были заполнены детьми. Раньше киберспорт привлекал исключительно парней, сейчас же Алексей отмечает, что около 10% посетителей — девушки.

Оказалось, что в 2015 году в Казани образовалась официальная Студенческая Киберспортивная Лига, что стало большим шагом на пути популяризации таких чемпионатов в Казани. Сейчас на турниры в VAULT44 приходят более 200 человек, и не только играют, но и общаются между собой: переносят свой онлайн-опыт в реальную жизнь.
Кристина встретилась с Евгением Степанищевым — программистом, исследователем кирпичной кладки, одним из первых блогеров-энтузиастов, создателем движка для блоггинговых платформ («регистр») и основателем городского сообщества Kazan в ЖЖ. Сообщество появилось в начале 2000-х и формально существует до сих пор, но Евгений оставил управление журналом в 2008.

Когда Kazan только появилось, у него не было стабильной тематики или плана развития — только мотивация «попробовать». Евгений искал ЖЖ людей из Казани вручную и сам приглашал их в сообщество. Чтобы разговорить молчащих, писал посты обо всем что казалось интересным или важным (от хорошего концерта до прорыва канализации). В итоге пользователи подключились к созданию контента, сообщество разрослось и Евгений начал искать дополнительных модераторов, которые следили за троллями и агрессивными комментариями. Этим модераторам он и передал сообщество после отъезда в Москву.

«Троллинг» в интернете для него — одна из самых больших проблем, из-за которых он перестал вести свой блог для широкой аудитории. Такая агрессия, по его словам, существовала и в 2000-е, но тогда агрессивных пользователей было немного и они были известны: отношения были персонализированными, несмотря на анонимность ников. Kazan периодически устраивала оффлайновые «жж-овки», все активные участники того периода до сих пор знают друг друга. В интернете ВК, ФБ и мессенджеров он видит троллинг, скорее, как нормальную модель общения между пользователями:

«Если вычистить троллей, никого не останется».

После появления социальных сетей интернет изменился. Пользователи перестали быть заинтересованными в личных знакомствах: как замечает Евгений, сегодня сложно представить и встречи городских групп и ситуации, когда читатели из других городов специально приезжали бы познакомиться с ведущим блога (и наоборот).

Мы предполагаем, что интернет как источник новостей тоже стал менее персонализированным. Например, Евгений вспомнил всего несколько городских групп в фб, за которыми он следит и сказал, что всю информацию получает от отдельных людей в ленте. Но он не помнит их по именам и говорит про них деперсонализированно, как про «ленту» - индивидуально и по неизвестному алгоритму сформированную подборку новостей.
Елена и Настя встретились с Оксаной – работником проекта «Жизнелюб», куратором курсов для пенсионеров «Мобильный ликбез» в Центральной Библиотеке Казани. «Жизнелюб» в Казани запустили осенью 2016, и на его площадке возникли различные клубы по интересам – и в библиотеках, и в домах культуры. Однако Центральная Библиотека, возможно единственная площадка, которая занимается обучением гаджет-грамотности.

Работает это так: пенсионеры записываются на цикл из 5 персонализированных занятий и каждую неделю, по средам и четвергам, 6 преподавателей по 2 часа отвечают пожилым людям на их вопросы. Потребности у всех разные: кто-то хочет научиться включать подаренный сыном смартфон, кто-то – узнать, что такое Википедия. Из-за этого занятия проходят в микро-группах – 1-2 человека.
Так проходят занятия в рамках «Мобильного ликбеза»
Ведут консультации люди без специального образования – сотрудники библиотеки, которым вменили эту деятельность в рамках таких должностных обязанностей, как «работа с информационными запросами» и «помощь в поиске информации». Однако отсутствие профподготовки не мешает им справляться с задачей. За всю историю курсов был лишь один случай, когда они не знали ответа:

«Пришла женщина 87 лет и спросила про работу в фотошопе».

В целом, знания посетителям нужны самые базовые, того уровня, где могли бы объяснить дети или внуки. Почему этого не происходит – другой вопрос. Самые распространённые версии: желание вынести потенциально конфликтную деятельность за пределы дома, получить более квалифицированную помощь или не чувствовать себя зависимым от родственников.
Благодарственное письмо библиотекарям от одной из участниц курса!

«Молодцы! Так держать!»
Лена и Полина ходили к Азату Кашапову, создателю «Типичного Татарина», «Типичной Казани» и еще ряда пабликов.

Азат пришел в интернет в 2007-2008 годах и начал с того, что покупал голоса Вконтакте за 1,5 рубля, а продавал за 3. Позже Азат создал паблики про Казань и Татарстан, увидев, что эта ниша не занята, и начал с их помощью зарабатывать себе карманные деньги. А затем стал вести блог на татарском о путешествиях. Для Азата «Татнет» – это интернет поселков и маленьких городков в Татарстане.

В целом, его прогнозы о татарском языке неутешительные и немного туманные. По мнению Азата, татарский скоро умрет, но его жизнь можно искусственно продлить – в том числе с помощью пабликов на татарском. Проблема в том, что в этой нише не очень много блогеров и мало кто производит качественный контент. И наконец – даже сам Азат не понимает, как продвигать татарский язык и татарскую культуру, чтобы вовлекать в нее больше молодежи.
Кристина и Кристина встретились с Рустемом Хасановым – бизнесменом, благотворителем и бывшим блогером. Впервые в интернете Рустем оказался по работе в 1998 году, потом начал вести блог (личный рекорд по подписчикам – 908 человек), некоторое время был модератором в ЖЖ Kazan.

На тот момент в Казани была активная тусовка вокруг ЖЖ, в том числе оффлайн, организованная даже не тематически, а вокруг умевших хорошо писать людей.

И именно с помощью ЖЖ Рустем нашел аудиторию для участия в своем первом «системном» благотворительном проекте в 2009 году – «День добрых дел» (до этого у него были только локальные акции, например, отдать ненужную одежду из магазина детдому). В 2012 году Рустем с командой своего фонда запустили проект Особенныедети.рф по сбору средств для помощи тяжелобольным детям. Основная аудитория пришла через ссылку в ЖЖ и несколько перепостов: в первый же день работы сайт лег от наплыва посетителей.

Сейчас Рустем и его фонд перешли в Фейсбук и Вконтакте, а новости о его проектах распределены: они есть в пабликах, на страницах Рустема и сотрудников, людей, связанных с фондом. Для самого Рустема подборка новостей тоже выглядит как обобщенная «лента»: он не может с ходу выделить отдельных людей, которых читает.

Модель распространения информации о проектах фонда, по его словам, работает следующим образом: сотрудники и Рустем публикуют информацию в соц.сетях, затем к ним приходят «бумажные» СМИ, через перепосты узнают бизнесмены и чиновники, готовые включиться в проект. Он много раз подчеркивает, что его модель благотворительности – сначала запустить работающий проект, а только потом принимать помощь. Он противопоставляет этот подход подходу благотворительных фондов, которые занимаются массовым привлечением пожертвований и, по его мнению, эмоциональным давлением.
Лена поговорила с Розиной Максимовной – директором музея связи Казанского техникума, где сейчас выставлена экспозиция развития отрасли связи в Татарстане: от почты до телевиденья. Интересно, что именно здесь проводили чемпионат World Skills по различным компетенциям среди студентов.

Розина занималась телефонизацией нескольких районов Татарстана и подробно рассказала нам об устройстве вышек и трудностях прокладки коммуникаций. Было видно, что человек – инженер: она сразу чертит всё, о чём рассказывает.

По её словам, татары – требовательные клиенты: всё контролируют, не платят вперёд, всегда проверяют, чтобы всё работало. Такова национальная специфика – считает Розина.
Наконец, Лёня и Адель поговорили с Ильсуром Гильфановым – создателем крупного форума знакомств Юлдаш. Ильсур родился в Казани и до 18 лет говорил только по-татарски. В 1995 году он переехал в Москву и создал Юлдаш в 1999 году. К созданию сайта у Ильсура был спортивный интерес – уже тогда был дух соперничества с другими сайтами. Юлдаш не был бизнес-проектом, но при этом занимал много времени. Когда проект стал конкурентоспособным, ему предлагали продать или закрыть сайт, но он считает такой поступок нечестным. Пока на сайт заходят люди, он будет существовать.

Слово «татнет» в жизни Ильсура появилось после знакомства с Айнуром Сибгатуллиным:

«Так это никогда не называлось, называлось просто – для татар».

Но даже после знакомства он не чувствовал свою причастность к татнету, несмотря на общие цель и амбиции. Для Ильсура его сайт – это некоторая форма садака («са́дака» – татарское слово, которое означает помощь, милостыню, когда ты делаешь доброе дело, но не просишь что-то взамен).

По словам Ильсура, Айнур достоин описывать татнет – ведь Айнур его популяризировал. Если говорить о татнете, как об определенных сайтах и активностях, например, о конкурсе «Звезды татнета», то проект однозначно сработал. Но Ильсур считает, что татнет – дитя, которое умерло, не родившись.

Поддерживать сайты на татарском языке безусловно нужно. Ильсур рассказал нам историю про женщину из Африки, которая совсем недавно умерла, а с ней умер и язык ее народа. Это очень печально. Даже если сейчас татарским языком интересуется мало людей, со временем он как элементы культуры станет интересным. Его знакомый профессор дает прогноз на 100-150 лет – русский язык исчезнет, останутся только английский, испанский и китайский. И через 100-150 лет тоже кто-то будет задавать такие же вопросы – а был ли русский интернет, состоялся ли он как проект или нет?
Описание экспедиции и блоги про другие дни можно прочитать здесь.